Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Журнал "Бриз" 1 - 1995

КРЕЙСЕРА ТИПА "ARETHUSA".

Герой нашего рассказа "Arethusa" - возможно самый знаменитый английский крейсер первой мировой войны. Заметно проявили себя в войне на море и семь однотипных с ним кораблей. Хотя их названия и мелькают в работах историков, сведения о самих кораблях найти довольно трудно. Это объясняется несколькими причинами. До сих пор в России ощущается недостаток книг, освещающих развитие мирового кораблестроения. С другой стороны, так как крейсера типа "Arethusa" вошли в строй уже после начала войны, вся информация по ним в 1914-1918 годах прошла через сито английской цензуры. А когда война закончилась, крейсера типа "Arethusa" относительно быстро исчезли из списков флота. По сравнению со своими ближайшими преемниками -крейсерами типа "С" - они имели существенные различия, и поэтому их нельзя зачислять в одну группу. Тем не менее, как в техническом, так и историческом плане крейсер "Arethusa" был значительным и этапным проектом и вполне заслужил полного описания.

Для того, чтобы уяснить себе исторические корни этого проекта, необходимо кратко рассмотреть развитие класса крейсеров и их назначение в британском военно-морском флоте. Британские историки обычно делают акцент на 1880-х годах, когда семейство крейсеров разделилось на два стандартных типа, различающихся по величине. Их назначением было служить при эскадре, вести разведку впереди и вокруг нее, добывая информацию о противнике и срывая подобные попытки противостоящих сил. Крейсера также использовались для защиты торговли и заморских владений. Обычно они действовали самостоятельно. В обоих случаях более крупные крейсера действовали как мощная поддержка своим меньшим собратьям по классу. Поэтому от крейсера требовались следующие качества: скорость, дальность плавания и приемлемое вооружение, но всегда в соответствии с как можно более умеренными размерами. Очевидно, что многочисленность кораблей часто бывает так же важна, как размер и сила отдельного корабля. Исходя из этого, англичане пытались, правда не всегда успешно, спроектировать малые и одновременно сильные крейсера, которые могли быть построены в большом количестве.

В конце XIX - начале XX века появление дестрое-ров - эскадренных миноносцев поставило новые задачи, для решения которых требовались крейсера. Первые эсминцы нуждались в содействии более крупных кораблей для поддержки и прикрытия своих действий и для размещения командира и штаба флотилии. Однако, высокая скорость эсминцев еще более усложнила задачу тех, кто проектировал крейсера, и в британском флоте появилась третья группа крейсеров для выполнения этой задачи - так называемые "скауты" ("скаут" в переводе с английского значит разведчик). Этим требованиям отвечал еще русский крейсер "Новик", который в свое время подвергся жесткой критике, в том числе и британской, за "чрезмерную легкость". Но опыт русско-японской войны заставил последовать примеру России. По своей концепции этот чрезвычайно удачный проект можно считать исходным пунктом линии развития, приведшей к "Arethusa". Между 1904 и 1912 годом Великобританией строились и большие броненосные крейсера (линейные крейсера), и средние крейсера, и упомянутые легкие быстроходные скауты, притом часто одновременно. Таким образом многообразие задач привело к специализации.

Немецкий военно-морской флот, напротив, построил всего лишь несколько броненосных крейсеров и пришел к легкому крейсеру первой мировой войны, неуклонно следуя своей собственной линии развития: корабли каждой группы были немного больше по размерам и быстроходнее, чем корабли предыдущей. Несмотря на все различия, оба флота пришли к заключению, что для легких крейсеров наиболее подходит 4" орудие, и поэтому им вооружили британские крейсера типов "Р" 1898 года, "Gem" 1903-1904 годов и различные скауты, начиная с кораблей 1904 года постройки (в том числе и при перевооружении, так как первые скауты имели 76-мм.орудия).

К 1912 году развитие эскадренных миноносцев привело к ситуации, когда существующие флотилии крейсеров типа "скаут" и "Boadicea" стали едва отвечать предъявляемым требованиям, и мнение моряков о них, поэтому, было неблагоприятным. Их примерно 25-узло-вая скорость стала недостаточной для сопровождения эсминцев, которые в открытом море могли поддерживать ход около 30 узлов. Кроме того теперь их вооружение из 102-мм.орудий оказывало поддержку опекаемым эсминцем скорее только числом пушек, чем калибром. Конечно, так как немецкие эсминцы сохраняли 88-мм.о-рудия дольше, чем британские эсминцы 76-мм., можно найти доводы в пользу достаточности 102-мм.калибра. (У читателя не должно сложиться впечатление, что немецкие эсминцы были принципиально хуже, так как они имели тенденцию быть более быстроходными, чем равноценные им британские). Таким образом у британского флота были веские причины продолжать развивать тип крейсера-лидера эсминцев.

Между тем, по своему пути развивалась другая линия британского крейсера. Тип "Town" ("Таун" - город (англ.), крейсера этого типа получали названия городов, например "Yarmouth", "Dartmouth") был впервые построен по программе 1908 года как более сильный быстроходный крейсер с 8 или 9 152-мм.орудиями. Его варианты пошли один за другим до тех пор, пока не стало ясно, что крейсер стал слишком большим, хотя в других отношениях получились отличные корабли. На некоторых из них, впервые на малых крейсерах, был введен броневой пояс вместо броневой палубы.

Приход в Адмиралтейство Уинстона Черчилля в качестве Первого Лорда привел не только к улучшению работы административного аппарата, но и также к возвращению к активной деятельности знаменитого адмирала Лорда Фишера (Fisher), которому Черчилль доверил многие технические вопросы. Своим решением образовать из линкоров программы 1912 года (тип "Queen Elizabeth") быстроходную дивизию, способную развить 25 узлов, они, фактически, добавили еще аргумент в пользу создания улучшенного проекта малого крейсера. Для сопровождения таких линейных кораблей были необходимы более быстроходные крейсера. Уже с появлением линейных крейсеров эта проблема стояла перед флотом. Это противоречие, однако, породило расхождение во мнениях между Черчиллем и Фишеррм по крейсерам программы 1912 года.

ИСТОРИЯ ПРОЕКТИРОВАНИЯ.

В конце 1911 года Черчиллем был учережден Крейсерский комитет (Cruiser Commitee) для исследования вопроса о создании достаточно быстроходного .легкого крейсера. На нем определилось два основных направления развития. Во-первых, Черчилль имел в своем распоряжении базировавшийся на "Active" -(самый последний скаут) проект, разработанный начальником управления военного кораблестроения. Исходные предложения предусматривали cynep-"Active" в 3500 тонн (здесь и далее имеются в виду английские тонны) с нефтяным отоплением, обеспечивающим скорость в 30 узлов, вооруженный или десятью 102-мм.орудиями, или двумя 152-мм. и четырьмя 76-мм.; последний вариант был изменен затем на два 152-мм. и четыре 102-мм. Во-вторых, было сделано предложение, ратующее за создание супер-"Swift" ("Swift" - большой эскадренный миноносец, использовавшийся как лидер эсминцев) с шестью 102-мм.орудиями и 40 узлами. Оно было энергично поддержано ФиШером, возможно, что он даже был автором этого предложения. Во всяком случае Фишер не любил малые крейсера, придерживаясь мнения, что они быстро потеряют скорость при волнении на море, и, что еще хуже, будут "все быстро съедены броненосным крейсером подобно тому, как муравьед пожирает муравьев - помещает их на свой язык и слизывает одного за другим - и чем крупнее муравей, тем более спокойная у него улыбка, способствующая пищеварению". От cynep-'Swiff отказались, однако, тогда у крейсера появился еще один конкурент в виде другой большой мечты Фишера - большой подводной лодки.

Черчилль, поддержанный адмиралом Джеллико (Jellicoe), выступал за постройку крейсеров типа сулер-"Active", указывая на то, что они достаточно быстроходны и сильны, чтобы быть "истребителями эскадренных миноносцев" и что на этих кораблях предполагается продолжить установку броневых поясов, как на последних крейсерах типа "Town". Они твердо отстаивали эту свою точку зрения. Флагманы, командовавшие крейсерами, также отдали предпочтение такому быстроходному скауту. Помимо всего прочего, cynep-"Active" должен был стоить всего лишь 285.000 фунтов стерлингов против 350.000 за "Dartmouth".

Также остро стоял вопрос о необходимом, количестве крейсеров, подлежащих постройке. За несколько последних лет бюджет предусматривал постройку только четырех или пяти крейсеров каждый год. Этого количества было едва достаточно, чтобы выигрывать в состязании с немецким кораблестроением без учета гораздо более широких обязанностей британских крейсеров - положение у защищающегося в борьбе против против нападающего всегда хуже, так как второй выбирает место и время атаки. Как раз в 1912 году Черчилль предложил "списать "Blonde" и два корабля типа "Dartmouth" и сдать их на слом, чтобы вместо них ввести в состав флота четыре cynep-'Active". Но поскольку меморандум адмирала Трубриджа (Troubridge) обратил внимание на более невыгодное положение британского флота по сравнению с немецким, программа была увеличена до восьми кораблей как в 1912 году, так и в 1913 году. Эти 16 дополнительных легких крейсеров успели построить, как оказалось, как раз вовремя.

Таким образом, решили, что новый тип должен быть меньшим по величине и менее дорогим, чем последние крейсера второго класса, но в то же время дос-

таточно большим, мореходным и мощно вооруженным, чтобы отразить нападение вражеского соединения эсминцев. Он также должен был быть достаточно быстроходным, чтобы догонять эсминцы во взволнованном море (в таких условиях скорость этих легких кораблей заметно падала) и иметь такую защиту и вооружение, чтобы корабль мог сражаться с немецкими легкими крейсерами. Скорость была установлена в 30 узлов, тогда как вооружение первоначально было определено в шесть 102-мм.орудий и два торпедных аппарата при защите бортов крейсера в 76 мм.

Эти требования были переданы начальнику управления военного кораблестроения Филипу Уаттсу (Philip Watts) в начале января 1912 года для подготовки эскизного проекта. За эскизный и технический проект, конструкторское обеспечение при строительстве и эксплуатации кораблей отвечал крейсерский отдел управления. Такая организация дела давала, по мнению создателя "Arethusa" С.В.Гудола (S.V.Goodall) (о нем самом будет сказано ниже), следующие преимущества (например, над постановкой дела в Бюро строительства и ремонта военно-морского флота Соединенных Штатов):

а) быстрое внедрение в новый проект опыта использования построенных кораблей;

б) учет в проектной бригаде практики реализации решений, принятых при разработке проекта, так как инженер-проектировщик был обязан посещать корабли как при их постройке, так и во время испытаний и службы на флоте;

в) заинтересованность отдела управления в результатах своей работы, не последнюю роль здесь играли моральные стимулы: стремились к тому, чтобы любой созданный им корабль стал бы знаменитым;

г) легкий доступ ко всей информации по любому классу корабля, что давало возможность очень быстро разрабатывать новые проекты;

д) за результаты работы была четкая ответственность, ее нельзя было переложить на кого-либо.

Уаттс назначил ответственными за проект инженеров У.Г.Уайтинга (W.H.Whiting) и У.Берри (W.Berry) (позднее он стал начальником управления военного кораблестроения), подчинив второго первому. Руководителем проектной бригады они выбрали С.Гудола, инженера-кораблестроителя, только пять лет назад закончившего колледж, но уже считавшегося незаурядным человеком. Впоследствии в 1936-1944 годах он стал нат чальником управления военного кораблестроения.

Составление эскизного проекта крейсера в 1912 году заняло всего лишь два дня, в течение которых в первом приближении были выполнены расчеты для получения главных размерений и требуемой мощности. Консультации начальника инженерно-механического управления гарантировали получение мощности в пределах веса и объема, назначенных на механизмы.

Этот эскизный проект послужил исходным пунктом для дальнейшего обсуждения, прошедшего в Совете Адмиралтейства. Особенно большие споры вызвало вооружение крейсера. В конечном итоге было решено дать этим кораблям два 152-мм. и шесть 102*мм.ору-дий, а два двойных торпедных аппарата разместить на верхней палубы. Некоторое беспокойство вызывал выбор 152-мм. орудий. По имевшимуся опыту было известно, что при быстрых и резких движениях корабля, которые можно было ожидать от таких небольших крейсеров, вручную производить заряжание тяжелым 45,4-килограммовым снарядом очень трудно.

В то время как первоначальный проект обсуждался Советом, Гудол и его бригада начали работать над этой и другими проблемами. Особое внимание придавалось уменьшению бортовой качки и заливаемости, в результате чего была выбрана метацентрическая высота в 0,610 - 0,762 м., ненамного меньше, чем метацентрическая высота крейсеров других типов. Корпус в поперечном сечении имел форму, близкую к прямоугольной. Кроме того были установлены широкие скуловые кили. "Эти изменения было возможно произвести без ущерба доя остойчивости за счет замены топлива с угля и нефти исключительно на нефть, используя низкий центр тяжести топлива вместо высокого в полном грузу". Чтобы уменьшить забрызгиваемость носовых орудий, увеличили развал полубака и установили легкие щиты против брызг.

Измененный проект был представлен на рассмотрение в начале марта и возвращен Советом в конце этого же месяца с требованием дополнительных изменений. Скорректированный проект был представлен неделей позже, и в конце апреля были даны инструкции продолжить работу с избранным проектом.

Параллельно обсуждению Советом поданных проектов продолжались другие работы. Разрезы и планы помещений механизмов были посланы начальнику инженерно-механического управления для подготовки им размещения механизмов. После всестороннего обсуждения величины отсеков, весов, необходимых отверстий и т.д. стало возможно завершить спецификацию механизмов. Заказ механизмов раньше самого корабля был обычной практикой, так как на их изготовление до срока установки на корабль требовалось определенное время. Поэтому, заявки на механизмы "Arethusa" были поданы в конце мая 1912 года, то есть только через месяц после того, как Совет одобрил эскизный проект. Соответствующие чертежи были посланы для утверждения начальникам артиллерийского и электро-технического управлений. Эскиз, показывающий бронирование вместе с заявлением его весов, был послан начальнику отдела контрактных работ для заказа им брони. Для кораблей, которые должны были быть построены на казенных верфях, была составлена смета объемов поставки стальных листов и сортовой стали вместе с информацией по основным главным отливкам, посланная в отдел подрядов для того, чтобы было можно подать заявки.

В это время широко использовалось моделирование, для этой цели в штате управления военного кораблестроения было три квалифицированных модельных мастера. В случае типа "Arethusa" была сделана модель для Совета Адмиралтейства, в которой многие палубы поднимались так, чтобы без труда можно было увидеть устройство отсеков внутри корабля. Остальные модели были изготовлены для того, чтобы исследовать обводы и положение кронштейнов валов в кормовой части, а более поздняя модель показывала якорное устройство.

В результате проект крейсера, согласованный в общих чертах, в очень многом базировался на "Active", но был несколько больше, быстроходнее, работал на нефти и имел бортовое бронирование. Новые характеристики были такими, чтобы их можно было соединить в надежном корпусе. Обводы корпуса были испытаны в опытовом бассейне в Хасларе (Haslar), после чего ширина была уменьшена на 0,305 м. Однако сроки, назначенные для проектных работ, были так сжаты, что форма корпуса была определена раньше, чем в распоряжении проектантов появились полные результаты модельных испытаний. Форма корпуса была превосходной, но новый начальник управления военного кораблестроения Юстас Теннисон д'Ейнкоурт (Eustace Tennyson d'Eyncourt) смог ее значительно усовершенствовать на следующем типе "Caroline". Дальнейшими мерами для уменьшения требуемой мощности были следующие: начальник инженерно-механического управления сократил размер выступающих снаружи корпуса частей гребных валов до "предела, который он считал почти рискованным", а начальник управления военного кораблестроения сделал то же самое с кронштейнами гребных валов, которые были кованными вместо литых для того, чтобы можно было допустить более высокие напряжения.

Использование бронирования для обеспечения продольной прочности позволило значительно улучшить защиту корабля. Выступая, в парламенте, Черчилль назвал крейсера типа "Arethusa" "легкими броненосными крейсерами" (light armoured cruisers), тем самым подчеркивая их поясную защиту. В то время они были самыми малыми британскими военными кораблями, имеющими вертикальное бронирование.

Совмещение защиты и прочности потребовало от конструкторов значительных усилий. Посередине корабля защита обеспечивалась бортовой обшивкой стальными листами суммарной толщиной 76 мм. Главную палубу надеялись снабдить скосами, но высота котлов делала это невозможным. Были предложения изменить поясную защиту в оконечностях на палубные скосы, но из-за высоких напряжений это не было принято на данном типе. Корабли этого типа имели самое большое отношение длины к высоте борта по сравнению с любым крейсером или эсминцем этого периода. Использование большого полного запаса нефтяного топлива вынуждало помещать его к оконечностям, что приводило к перегибу, вызвавшему необычно большой изгибающий момент. Уаттс решил принять в качестве номинальных напряжений корпуса 6,5 тонн на квадратный дюйм при растяжении и 5,5 тонн на квадратный дюйм при сжатии. Ранние проработки включали попытку предусмотреть главную палубу между котлами и бортом (то есть отсутствие главной палубы там, где были котлы), которая не удалась, потому что нельзя было сделать надлежащего подкрепления. Тогда же также пытались изменить защиту на палубную в оконечностях. От этого в конце концов отказались вследствие излишнего веса, который был необходим, чтобы обеспечить непрерывность конструкции в переходном районе. Взамен было решено продолжить пояс толщиной в 50,8 мм. до форштевня и кроме этого в корму. Первоначальное условие выполнения борта прямым в районе бронирования служило для того, чтобы избежать усложненного устройства в том месте, где заканчивался пояс и начиналась броневая палуба как носу, так и в корме. От него отказались, так как проект снова развивался в сторону улучшения обводов корпуса.

Окончательная схема защиты предусматривала внутренний слой стали высокого сопротивления толщиной 25,4 мм. и внешний 50,8-мм.слой стали высокого сопротивления вместо 50,8-мм.никелевой стали, использовавшейся на более ранних типах крейсеров (диеты из этой стали могли быть изготовлены только плоскими, что следовательно, ухудшало обводы корпуса). Ширина и толщина защиты уменьшались к носу и корме - "толстая бортовая обшивка в носу была ценной в качестве меры обеспечения против вибрации корпуса в носовой части, которая могла возникнуть", а для борьбы с ней в противном случае потребовались бы переделки, требующие значительного веса. Она также предотвращала поступление воды от действия осколков, которое могло бы уменьшить скорость. Это устройство имело огромное преимущество, заключающееся в обеспечении защиты и вместе с тем конструктивной прочности: экономичное сочетание, которое дает успех в проекте небольшого корабля.

Плиты, использованные для защиты, были очень большого размера для того времени. На верхней.полосе броневой обшивки они были шириной 1,52 м., а на нижней 2,44 м. На обеих полосах плиты были длиной 10,97 м. Верхняя полоса предназначалась для полного включения в обеспечение конструктивной прочности и была склепана через внутреннюю 25,4-мм.обшивку и 31,8-мм.наружные стыковые планки. С первого взгляда это легко сделать, но были необходимы "величайшая тщательность и высочайший класс мастерства, -чтобы получить хорошее клепанное соединение между плитами 76-мм.толщины, имея суммарную толщину 114 мм. и используя 28,6-мм.заклепки из стали высокого сопротивления. Нижняя полоса 50,8-мм.обшиеки не была соединена на планках. Она т.акже не была принята во внимание в конструктивных расчетах, но проектанты хорошо понимали, что эти длинные плиты способствуют увеличению прочности.

25,4-мм.палуба устанавливалась в кор- ме над от» делением рулевой машины. Верхняя палуба посередине корабля была также выполнена из 25,4-мм.стали повышенного сопротивления. В отношении нее соображения прочности корабля также были сильны, как и соображения его защиты, так как, невозможность иметь нижнюю палубу в районе котельное отделение требовала сильно расширенных шпангоутов, дополнительных поперечных связей и других мер для обеспечения прочности корпуса. Проблема усугублялась намерением разместить топливо в оконечностях, и, таким образом, создавался перегиб, приводящий к большому изгибаю-щиму моменту.

Днищевая обшивка посередине корабля была толщиной 25,4 мм. и, подобно броневым плитам, медленно сужалась в толщине к оконечностям. Второе дно доводилось у борта вверх до уровня главной палубы для уменьшения потери площади действующей ватерлинии при возможном пробитии борта. Были сделаны тщательные расчеты поперечной прочности, и в результате в этом направлении получили значительную экономию веса. Гудол посчитал, что это снижение веса у срорш-тевня было несколько чрезмерным, и поэтому позднее было сделано некоторое подкрепление.

Строительные чертежи были разработаны и отправлены для утверждения в Совет Адмиралтейства в середине июня. Они включали теоретический чертеж, продольный разрез, планы всех палуб, 20 поперечных сечений, вид сбоку, чертеж схемы бронирования и три конструктивных сечения. Гудол говорил: "Это не дело Адмиралтейства участвовать в подготовке чертежей вентиляционного оборудования, размещения боезапаса, трассировок продольных связей и палуб, водяных систем, подразделения на отсеки, проходов. Они полностью описаны в спецификации."

МЕХАНИЗМЫ.

«Механизмы новых крейсеров также были прогрессивным шагом вперед. Использование Германией на больших кораблях турбинных установок с большим числом оборотов (подобных применяемым на эскадренных

миноносцах) дало хорошие результаты. Итальянский легкий крейсер "Qarto" стал примером удачного следования этому нововведению. Начальник инженерно-механического управления Генри Орем (Henry Oram) предложил использовать подобные высокооборотные турбины и котлы эсминцев на крейсерах для достижения скорости от 28 до 30, или даже 31 узлов. Крейсера типа "Arethusa" стали первыми британскими Крупными военными кораблями, оснащенными таким образом. Мощность, требовавшаяся для достижения желаемой скорости в 30 узлов, была высокой даже по стандартам мощности турбин линейного корабля.

Поэтому наиболее трудной проблемой, по мнению Гудола, был подбор механизмов, которые развивали бы требуемую мощность и одновременно не были бы слишком тяжелыми. Механизмы предыдущего легкого крейсера весили около 1050 тонн при мощности на валах 30000 SHP, тогда как новый корабль требовал от 850-тонной установки мощность на валах 40000 SHP. Переход на энергетическую установку, отапливаемую только нефтью, дал значительную экономию в весе котлов, но новые агрегаты были такими высокими, что было невозможно провести среднюю палубу через котельные отделения, что приводило, в свою очередь, к трудностям при разработке конструкции корпуса.

Несмотря на то, что обсуждался вариант установки турбин с зубчатой передачей, попробовать поставить их не решились. Остановились на турбинах прямого действия, приводящих в движение четыре винта, каждая по 7500 SHP на валу со скоростью вращения 590 оборотов в минуту. Каждая турбина могла дать на несколько часов, если требовалось, 10000 SHP на валу при 650 оборотах в минуту. На практике перегрузочная мощность 40000 SHP стала использоваться как стандартная вместо проектной в 30000 SHP.

Внешние гребные валы приводились в движение из носового машинного отделения, внутренние - из кормового. Впереди машинного отделения было два котельных отделения, каждое с четырьмя водотрубными котлами "Yarrow". Когда принимались заявки на подряд по изготовлению механизмов, произошел любопытный эпизод, поскольку все предложения не только соответствовали спецификации Адмиралтейства, но и также предусматривали явно более экономичные альтернативные характеристики. В результате все шесть кораблей с турбинами "Parsons" также получили турбины крейсерского хода, соединенные с внешними гребными валами с помощью зубчатой передачи. На остальных двух кораблях установили турбины "Brown-Curtis" без отдельных турбин крейсерского хода.

Для уменьшения веса механизмов применили решения, бывшие обычной практикой при проектировании эсминцев с высокой скоростью вращения винтов и валов. Эта высокая скорость вращения означала более низкий коэффициент полезного действия, чем на построенных ранее легких крейсерах. Много лет спустя, после своего ухода с работы, Стэнли Гудол (Stanley Goodall) полностью рассказал закулисную историю этой проблемы:

"Для меня как для кораблестроителя-проектировщика самым высоким начальством был Уайтинг (Whiting). Он имел репутацию человека с тяжелым характером, но я не считал его таковым. Конечно, я иногда получал разносы. Но какой молодой человек не думает, что его жизненное призвание - улучшить существующее положение дел. Я помню, как однажды отнес ему мою рабочую книгу и проектные расчеты для типа "Arethusa" и

был подвергнут чему-то вроде допроса:

- Сейчас пришло время сказать мне, есть ли у Вас какие-нибудь опасения. Бесполезно приходить с ними ко мне после того, как корабли будут заказаны и начнется постройка. Говорите сейчас или с этого времени всегда справляйтесь с вашими проблемами сами. Вы убеждены, что корабль достаточно прочен ?

- Да, сэр.

- Вы удовлетворены остойчивостью корабля ?

- Да, сэр.

- Он разовьет свою скорость ?

- Нет, сэр.

- Почему нет ?

Я объяснил, что согласно его же указаниям мы приняли пропульсивный коэффициент равным пропуль-сианому коэффициенту предыдущих крейсеров, но условия работы винтов будут более похожи на условия для винтов эсминцев, которые давали пропульсивные коэффициенты на десять процентов меньше. Он понимающе выслушал и повел меня в кабинет Филипа Уаттса. Они посовещались и написали хитрую записку, расхваливавшую проект, но обращавшую, внимание на то, что наиболее трудно удовлетворить требование скорости и что перед достижением желаемой скорости 30 узлов, вероятно, будет нужно провести обширные серии опытов с различными винтами. Филип Уаттс заметил: "Он придет прежде, чем эти корабли будут закончены." Уаттс имел в виду Уинстона Черчилля, в то время Первого Лорда Адмиралтейства. Но здесь Филип Уаттс ошибся. Когда эти корабли вступили в строй и не развили 30 узлов, грянули сильные нагоняи, но Филип Уаттс уже ушел со службы." (На испытаниях пропульсивный коэффициент был 0,42 и корабль дал скорость приблизительно на один узел меньше проектной).

Другой проблемой, связанной с механизмами, была дальность плавания. При использовании прямодейству-ющих турбин, способных дать мощность на валах 40С00 SHP, их экономичность при крейсерской скорости, когда была необходима мощность на валах приблизительно 3000 SHP, должна была бы быть очень плохой. В это время зубчатая передача, способная передать полную мощность, не была полностью испытана. Было решено применить турбин прямого действия, но турбины крейсерского хода, приводящие в движение два центральных вала, имели зубчатую передачу, развивая мощность на валах около 3000 SHP. При обычных скоростях крейсерского хода, до 15 или 16 узлов, допускалось холостое вращение боковых винтов и валов, когда корабль приводился в движение турбинами крейсерского хода, работающими при низком удельном расходе топлива.

ВООРУЖЕНИЕ.

По поводу вооружения было много споров. Первый вариант проекта предполагал два 152-мм и четыре 76-мм.орудия, но уже через некоторое время вооружение заменили на 102-мм.орудия - предполагалось десять (как на "Active") или двенадцать орудий. В любом случае это должен был быть новый образец скорострельного орудия вместо обычного (BL) орудия "Mk.VIII", использовавшегося до сих пор. Эти орудия должны были устанавливаться так же, как на предыдущих крейсерах, вдоль обоих бортов. Двенадцать орудий, как обнаружилось, означали необходимость иметь чрезмерно много личного состава, и вооружение из десяти орудий окончательно утвердили с прислугой для семи орудий: для двух орудий с полубака и с юта и трех с одного борта. Ко-

рабль также должен был иметь два однотрубных торпедных аппарата. Однако кое-кто продолжал считать вооружение только из 102-мм.орудий неудачным, и даже сейчас интересно делать предположения о возможности успешного применения крейсеров типа "Arethusa", если бы они вступили в строй с первоначальным вооружением.

Несмотря на острую нехватку легких крейсров в 1914-1915 годах, непосредственно предшествующие "Arethusa" крейсера типа "Active" и "Blonde", на которых базировался проект, приняли в войне очень незначительное участие, с трудом заслуживающее сравнение, скажем, с деятельностью ранних крейсеров типа Town". В конце 1912 года, однако, последовало назначение контр-адмирала Арчибальта Мура (Archibald Moore) на должность Третьего Морского Лорда, что опять привело к предложению установить по 152-мм.орудию в носу и корме, при этом каждое заменяло два 102-мм. Но в этом случае были неизбежны нежелательные изменения в проекте, прежде всего поднимались на 1,07 м. боевая рубка, мостик и дымовые трубы. Установка более крупных орудий означала увеличение веса, (правда, не очень большое), но эта перегрузка была не слишком высокой ценой за преимущество, делающее вооружение крейсеров более дальнобойным, чем у больших эсминцев. Хотя это предложение поддержали Бриджмен (Bridgeman), впоследствие ставший Первым Морским Лордом, и Черчилль, споры не прекращались. Более того, они сильно обострились, когда подошла очередь обсуждать вооружение крейсеров 1913 года, так как был поставлен вопрос об использовании излишних 102-мм-.орудий на этих кораблях.

Даже в этот период вооружение только из 102-мм.орудий все еще не было окончательно отвергнуто, хотя и передовые теоретики к этому времени тоже пришли к необходимости вооружения только из 152-мм. орудий. В защиту 102-мм.орудий утверждалось, что они могут справиться с любым немецким эсминцем {и даже легким крейсером), что крейсер не должен провоцировать противника заказывать лучшие корабли, что разнородное вооружение нежелательно на малом корабле и что 152-мм.с:наряд слишком тяжел, чтобы можно было иметь с ним дело на таких небольших кораблях, испытывающих стремительную качку. Защитники 152-мм. орудий, однако, считали нужным установить как только можно самые крупнокалиберные орудия и. таким образом, получить более мощные корабли с существен^ ным превосходством над эсминцами: такое однокалиберное вооружение, нуждавшееся в меньшем количестве личного состава, давало большую боевую мощь. Поэтому был вариант, предусматривающий вооружение из пяти 152-мм.орудий. '

В конце концов, после совещания адмиралов, командовавших крейсерами, был достигнут любопытный компромисс. Крейсера 1913 года, типа "Caroline", должны были иметь два 152-мм.орудия в корме, чтобы иметь возможность защищать корабль от преследующего крейсера, в то время как восемь 102-мм.орудий в носу и по бортам боролись бы с эсминцами, откуда бы те не появились. Это крайне странное, по крайней мере для британского корабля, размещение орудий предполагалось реализовать и на крейсерах типа "Arethusa". Начальник управления военного кораблестроения, однако, сильно противился этому предложению, так как дополнительный вес, включающий протяженную надстройку, сам по себе вызывал опасения, это также оказывало бы неблагоприятное влияние

на дифферент. Поэтому было позволено оставить первоначальный вариант размещения вооружения. Проблема весовой нагрузки стала единственной, все больше вызывающей опасения как на кораблях типа "Аг-ethusa", так и на их преемниках.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ АРТИЛЛЕРИИ КРЕЙСЕРОВ ТИПА "ARETHUSA".

Орудие 152-мм. орудие "Мк.Х1Г
Длина ствола   45 калибров
Масса орудия   6,74 тонн
Масса снаряда   45,35 кг.
Начальная скорость снаряда   861 м/сек.
Скорострельность   7 выстр.в мин.
Максимальный угол возвышения 15 град.
Максимальная дальность   12.Э00 м.
Орудие 102- -мм.орудие "Mk.V"
Длина ствола   45 калибров
Масса орудия   2,05 тонн
Масса снаряда   14,06 кг.
Начальная скорость снаряда   4,4 м/сек.
Скорострельность   14 выстр.в мин.
Орудие 76-мм.зен.орудие *Mk.I'
Длина ствола   45 калибров
Масса орудия   1 тонна
Масса снаряда   5,67 кг.
Начальная скорость снаряда   762 м/сек.
Скорострельность   29 выстр.в мин.
Максима л ьннй угол возвшения 90 град.
Максимальная дальность   12.300 м.

Торпедное вооружение также стало причиной некоторого беспокойства. Опасались, что предлагаемая 533-мм.торпеда не выдержит выстрела с верхней палубы. Поэтому первым порывом было установить подводные торпедные аппараты, но для них не смогли найти помещения, кроме того они были слишком тяжелыми. Предлагалась их установка на нижней палубе, но опять не имелось возможности найти место для наведения аппарата, к тому же высота палубы была недостаточна для заряжания. Поэтому была принята установка на верхней палубе, сначала только однотрубных аппаратов, но вскоре были установлены двухтрубные аппараты с тем, чтобы составить залп из двух торпед, который, как считалось, полностью удовлетворял всем требованиям этого времени - как и на современных эсминцах и подводных лодках типа "Е". Окончательное вооружение было следующим' два 152-мм. орудия "Мк.ХН" в 45 калибров на установках "P.IX", шесть 102-мм.орудий "Mk.V" в 45 калибров на установках "Mk.IV", одна 76-мм.зенитка и четыре 533-мм.торпедных аппарата.

Приборы управления стрельбой были типа, предшествовавшего приборам центральной наводки: один пост управления стрельбой размещался на мостике, а другой на кормовом конце надстройки с переговорной трубой и корабельными телефонами к орудиям и торпедным аппаратам. Каждый пост управления имел дальномер и два прожектора. Бронированная боевая рубка, как тогда было принято, находилась на полубаке, соединенная бронированной трубой с постом управления огнем, расположенным внизу. Зарядные и снарядные погреба располагались в носу и в корме, поэтому путь подачи к бортовым 102-мм.орудиям имел большую протяженность.

Проект в целом был очень тонко сбалансирован. Поэтому на нем не должно было быть пространственного резерва, и весовая нагрузка в равной степени должна была быть близка к проектной. Хотя в июле 1912 года в то время, когда проект был одобрен Советом, и располагали запасом водоизмещения в 20 тонн, он быстро был израсходован на обычные небольшие добавления и изменения, таким образом исчерпав возможности в пределах принятого водоизмещения. Поэтому, крейсера типа "Caroline" положили начало тенденции увеличения размеров, став длиннее на 3,05 м.

ТУРБИНЫ И КОТЛЫ.

Шесть кораблей Получили активно-реактивные турбины Parsons с турбинами крейсерского хода, установленными на боковых гребных валах. На "Arethusa" и "Undaunted" были установлены турбины Brown-Curtis короткого типа без турбин крейсерского хода. Для этих крейсеров турбины были изготовлены заводом фирмы "Fairfild". Проектная мощность на валах была 30000 SHP при 590 оборотах в минуту для 28 узлов, с восьмичасовой перегрузкой до 650 оборотов в минуту для мощности на валах 40000 SHP и 30 узлов. Хотя эти турбины имели намного большую скорость вращения, чем турбины на предыдущих проектах, и изготовители полностью выполнили требования относительно удивительно низких весов турбинных механизмов, указанных Адмиралтейством, в результате этих нововведений серьезных аварий не произошло, поэтому подобные турбины были установлены на последующих легких крейсерах. Турбины крейсерского хода, тем не менее, широко не применялись, так как они требовали 20-25 минут для присоединения.

Восемь водотрубных котлов Yarrow предусматривали работу при давлении 16,5 атмосфер. Они имели поверхность нагрева 3940 кв.метров и предусматривали форсированную тягу. Последующие легкие крейсера также имели подобные установки.

НЕФТЯНОЕ ОТОПЛЕНИЕ.

Использование нефтяного топлива было одним из важных преимуществ крейсеров типа "Arethusa" перед своими предшественниками, обеспечивавшим им более высокую скорость. Отказ от отопления углем, кроме того, экономил время при погрузке топлива и одновременно ликвидировал неизбежное загрязнение корабля. Однако также столкнулись и с некоторыми затруднениями. По первоначальной схеме для размещения топлива должно было использоваться все двойное дно, а также четыре цистерны впереди носового погреба боезапаса, две между кормовым машинным отделением и кормовым погребом боезапаса и две (известные как "цистерны мирного времени") над машинными отделениями над ватерлинией. Прежде всего решили, что топливо под котлами может опасно нагреться, когда в полной мере проявиться тепловое действие котлов. Кроме того посчитали, что некоторая часть нефтяного топлива будет таким вязким, что нужно будет установить в цистернах систему его подогрева. К тому же "цистерны мирного времени" казались уязвимыми, так как даже, если топливо там будет израсходовано в первую очередь, остаточные пары могут быть опасны при ведении боевых действий. Эти цистерны также могли неблагоприятно подействовать на остойчивость. На практике они заполнялись приблизительно на 50 тонн вместо их полной

вместимости 150 тонн, топливо использовалось в первую очередь, а затем цистерны заполнялись водой. Такие цистерны никогда больше не были повторены на кораблях, и этот недостаток был ликвидирован на последующих типах кораблей. Общий запас нефти был 810 тонн.

РАСХОД ТОПЛИВА.

Расход топлива на всех крейсерах типа "Arethusa" и их преемниках с прямодействующими турбинами оказался примерно одинаков. Они расходовали около 550 тонн в день при скорости 29 узлов и 260 тонн при скорости 24 узла. Имея ход крейсера 16 узлов главная установка сжигала 90 тонн угля в сутки и только 60 тонн -при использовании турбин крейсерского хода. Последовавшие позднее крейсера, оснащенные турбинами с зубчатой передачей, экономили около 100 тонн в день при более высоких скоростях хода.

Радиус действия крейсеров этого типа составлял:

100 миль при 29 узлах (1,5 дня);

1700 миль при 24 узлах (3 дня);

3200 миль при 16 узлах (8 дней);

5000 миль при 16 узлах и использовании турбин крейсерского хода (13 дней).

СТРОИТЕЛЬСТВО И ИСПЫТАНИЯ КРЕЙСЕРОВ.

Приглашения сделать заявки на постройку были посланы в середине июля, и корабли были заказаны в начале сентября 1912 года. Один корабль достался Ча-темской верфи, другой Девонпортской, в то время как оставшиеся должны были строиться по контракту с Фэрфилдом (один), Виккерсом (два) и Бирдмором (три). Когда заказы были размещены, производившие постройку кораблей верфи, как частные, так и казенные, условились распределить между собой подготовку подробных рабочих чертежей. Строители держали связь друг с другом во время разработки чертежей, которые затем были отправлены в Адмиралтейство. Там они были тщательно рассмотрены, чтобы гарантировать, что предложенное устройство будет удовлетворительным и соответствовать требованиям проекта. Чертежи, если они не одобрялись, возвращались для изменения. Все строители информировались об этих изменениях. При одобрении чертежи давались всем строителям для руководства, однако они были вольны вносить незначительные изменения для удовлетворения местных требований. Каждая из трех частных фирм сама производила машины для своих кораблей, но для кораблей, построенных на государственных верфях, их попытались изготовить на заводе фирмы "Thames Ironworks & Shipbuilding Со-.Ltd", находившейся тогда в руках судебных исполнителей, надеясь, что с таким контрактом она может преодолеть свои трудности. Но надежда была тщетной, и в конечном счете чатемский корабль был оснащен механизмами Фэрфилда, а девонпортский - фирмы "Parson's Marine Steam Turbine Company" в Уолсенде.

Названия для кораблей взяли из источников, традиционных для фрегатов, и ни одно из них действительно очень давно не было в списке кораблей британского военно-морского флота. Чатемский корабль, заложенный 28 октября 1912,года в сухом доке N-7 и выведенный из него 25 октября 1913 года, стал "Arethusa" и дал свое имя типу. "Aurora", впрочем, был начат в Де-вонпорте на четыре дня раньше, в то время как корабли, заказанные по контракту - "Undaunted" в Фэрфилде "Ph-

aeton" и "Penelope" в Барроу и "Galatea". "Inconstant" и "Royalist" в Глазго - все были заложены к июню 1913 года. Первый спуск на воду был в сентябре 1913 года, и, когда 4 августа 1914 года началась война, три корабля были очень близки к завершению постройки - "Arethusa" даже был принят в состав флота 11 августа в Чатеме кэпте-ном Б.С.Тесиджером (B.S.Thesiger). "Aurora" и "Undaunted" последовали за ним в следующем месяце.

ПОСТРОЕЧНЫЕ ДАТЫ И МЕСТА СТРОИТЕЛЬСТВА.

  Ча ложен Cii.ita воду Готовность
"Arethusa" 28.10.1912 25.10.1913 1 1.08.1914
" Undaunte 21.12.1912 28.04.1914 29.08.1914
"Aurora" 24.10.1912 30.09.1913 05.09.1914
" Penelope" 01.02.1913 25.08.1913 10.12.1914
"Galatea" 09.01.1913 14.05.1913 дек. 1914
"Inconstant 12.03.1913 06.07.1914 27.01.1915
"Phaeton" 12.03.1913 21.10.1914 февр. 1915
"Royalist" 03.06.1913 14.01.1915 март 1915

"Arethusa" - "Chatham Dockyard" (Чатам)

"Undaunted" - "Fairfield Shipbuilding & Engineering Co., Ltd"

(Глазго)

"Aurora" - "Devonport Dockyard" (Девонпорт) "Penelope" - "Vickers Ltd." (Барроу-ин-Фернес) "Galatea" - "W.Beardmore & Co." (Глазго) "Inconstant"- "W.Beardmore & Co." (Глазго) "Phaeton" - "Vickers Ltd." (Барроу-ин-Фернес) "Royalist" - "W.Beardmore & Co." (Глазго)

Испытания "Arethusa" прошли совершенно неудовлетворительно. Крейсер явно не развил своей проектной скорости, но иначе и не могло быть - ведь пробеги производились на мелководье в устье реки Темзы. Подшипники использовшихся марок оказались ненадежными, помимо этого было выявлено еще несколько технических дефектов. К тому же, испытания для достижения контрактной скорости были бессмысленны при неправильном дифференте и использовании коротких пробегов, когда измерения производились по пеленгам. Начальник управления военного кораблестроения поэтому потребовал, чтобы следующие корабли были бы испытаны как следует, так как он очень расчитывает на них вместе с крейсерами типа "Caroline", подающими надежду на быстроходность, и с дальнейшим развитием класса в перспективе, а способность развивать высокую скорость должна быть подтверждена на испытаниях. Но никогда не расчитывали, что "Arethusa" развила бы свою полную скорость без нескольких проб гребных винтов, необходимых, чтобы добиться наилучшего результата. И, конечно, сверх проекта имелся дополнительный вес, из которого 37 тонн приходилось на механизмы, 29 тонн на 152-мм.орудия и 5 тонн на двойные торпедные аппараты. Как "Aurora", так и "Undaunted" испытывали, исходя из полученных уроков, соответственно на мерных милях Полперро (Polperro) у побережья Корнуола (Cornwall) и Скилморлай (Skelmorlie), где они достигли от 28,5 до 29 узлов с полной мощностью на валах 40000 SHP. В частности "Aurora" прошел испытания полностью по правилам, добившись 27 узлов при нормальной

й полной мощности и 29 узлов при перегрузке (мощность на валах на 1800 SHP больше).

Обширные пробы с гребными винтами не были проведены, так что эта скорость была самым обычным достижением для крейсеров этого типа. Когда они приступили к несению службы, обнаружилось, что корабли принимают на бак очень много воды, но в целом они обладали очень хорошими мореходными качествами, и никогда не было отказов от операции из-за плохой погоды. Одна жалоба на мореходность все же была зарегистрирована в 1915 году, но начальник управления военного кораблестроения полагал, что этого только и можно было ожидать от небольшого корабля в неспокойном Северном море. Крейсера типа "Arethusa" имели дифсрерент на нос, что отчасти могло объяснить их заливаемость. На 3,05 м. более длинные крейсера типа "Caroline" явно были гораздо менее заливаемы. Тем не менее, все более поздние крейсера типа "С" плохо принимали воду на полубак, и в конце концов на последних кораблях были установлены "траулерные" носы.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ КРЕЙСЕРОВ ТИПА "ARETHUSA".

Водоизмещение нормальное 3512 тонн
Водоизмещение проектное полное 3750 тонн
Водоизмещение фактическое среднее    
в обычных условия 3945 тонн
Водоизмещение фактическое полное    
в обычных условиях 4410 тонн
Длина наибольшая 132,9 м.
Длина между перпендикулярами 125,0 м.
Ширина наибольшая 11,9 и.
Осадка средняя 4,11 м.
Осадка максимальная 4,72 м.

ВООРУЖЕНИЕ ПРИ ВСТУПЛЕНИИ В СТРОЙ:

2 одинарных 152-мм.орудия "Мк.ХН";

боезапас - 94 выстрела на орудие; 6 одинарных 102-мм.скорострельных "Mk.V";

боезапас 200 выстрелов на орудие; 1 47-мм.зенитное орудие

(различается на некоторых кораблях);

4 (2 спаренных) 533-мм.торпедных аппарата;

ВООРУЖЕНИЕ ПОСЛЕ ПЕРЕОБОРУДОВАНИЯ
3 одинарных 152-мм.орудия;
4 одинарных 102-мм.орудия;
2 одинарных 76-мм.зенитных орудия;
8 (4 спаренных) 533-мм.торпедных аппарата;

Примечание: Зенитное вооружение в некоторых случаях отличалось от официального, например чертежи "Arethusa" показывают 76-мм.орудие (бывшее 13-фунтовое Королевской артиллерии). В 1915 году зенитное вооружение заменили на 76-мм.однотонное зенитное орудие "Мк.Г, поставленное в корме в диаметральной плоскости. В 1918 году "Aurora". "Galatea", "Inconstant", "Phae- ton" и "Royalist" были перевооружены на два 76-мм.зенитных орудия, расположенных побортно у кормового поста управления огнем. Примерно в это же время "Penelope" и "Undaunted" получили 102-мм.о-рудие в диаметральной плоскости впереди кормового орудия.

ЗАЩИТА КОРАБЛЯ:

Пояс по борту 76-25,4 мм.

(76 ми.- в средней часта) Палуба 63,5-25,4 ми.

Боевая руби 152 мм.

Коммуникационная пахта рубки 102-ми.

МЕХАНИЗМЫ: Турбинная установка

Котельная установи 8 котлов Yarrow
Количество валов 4  
Мощность на валах 40.000 SH Р
Максимальная скорость 29 узлов  
Топливо 810 тонн нефти,
но как правило несли только 429 тонн.  
Дальность плавания 5000(16} миль
Экипаж 276 чел.  
Экипаж к 1919 году возрос до 318 ч<

активно-реактивные паровые турбины Рагвопв(Brown-Curtie -на "Arethuea" и undaunted");