Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Журнал "Бриз" 1 - 1995

Морская мощь Японии. Расцвет и падение.

В 1854 году Япония представляла собой нацию отшельников с среодальным правительством, средневековой армией и незначительным флотом. В 1894 году, обладая небольшим современным военно-морским флотом, в одной морской компании она нанесла поражение Китаю. В 1904 году Япония начала ведение успешной войны против России, которая превратила ее в доминирующую морскую державу на Дальнем Востоке. В первую мировую войну Япония вступила в качестве союзника Великобритании и вышла из нее, обладая бывшими немецкими владениями в западной части Тихого океана. Распад русских армий в 1917 году, капитуляция немцев в 1918 и демобилизация английской и американской армий в 1919 году сделали Японию обладательницей армии, занимавшей второе место только после французской армии. В 1921-22 годах Вашингтонская конференция разрешила Японии иметь морской флот, стоящий на втором месте после английского и американского флотов и ограничила оборудование и укрепления английских и американских военно-морских баз на Дальнем Востоке. Япония стала доминирующей морской и военной державой на Дальнем Востоке благодаря доблести ее вооруженных сил и проницательности ее государственных деятелей.

По истечении одного десятилетия Япония начала осуществление экспансии в Азии. В 1931 году японцы вступили в Манчжурию, в 1937-м вторглись в Центральный Китай, в 1940 они оккупировали Индо-Китай и угрожали американским, английским и голландским владениям в западной-части Тихого океана. В декабре 1941 года, после того как они нанесли серьезное поражение американскому флоту в Пирл-Харбор, императорский штаб провел сухопутную, морскую и воздушную компанию, в которой японский флот в течении трех месяцев уничтожила, изгнала или изолировала все американские и англо-голландские войска, находящиеся на Филиппинах, в Бирме, Малайзие, Ост-Индии, на Андаманских островах, в западной Новой Гвинее и на архипелаге Бисмарка. В течении следующих трех месяцев японский флот, сделавший возможным осуществление таких захватов, потерпел решительное поражение в битве у острова Мидуэй, а в 1944 году он был уничтожен в двух крупных морских сражениях, проведенных адмиралами Спрюэнс, Хэлси и Кинкейд. С этого времени главнокомандующий флотом адмирал Тойода мог лишь оказывать сопротивление посредством самолетов-смертников и подлодок-малюток. В августе 1945 года император Хирохото безоговорочно капитулировал. Морская мощь Японии никогда не распространяла своего влияния за пределами западной части Тихого океана. Период существования японского флота оказался коротким и все же он создал мощную островную империю. Никогда в истории ни один флот, и ни одна страна не развивались, и не приходили в упадок с такой быстротой и стремительностью. События, сопровождавшие развитие и падение японского флота и империи, широко известны; наиболее важные из них будут рассмотрены в этой статье в надежде на то, что они раскроют причину этого необычного явления.

За время двух с половиной столетий изоляции населения Японии возросло, жизненный уровень понизился и вследствии этого среди беднейших слоев населения началось широко практиковаться детоубийство. Местное население тщательно собирало некоторые сведенья относительно внешнего мира через своих рыбаков и голландских агентов в Нагасаки. По мере ухудшения экономических условий японцы начали сомневаться в мудрости такой изоляции. До них дошло также, что Китай посредством превосходящей мощи иностранного оружия и кораблей стал открытой страной. Когда Перри прибыл в Японию, там уже была создана небольшая, но организованная партия, которая пропагандировала добровольное возвращение к нормальным взаимоотношениям с иностранцами. Благодаря наличию таких условий непродолжительных посещений Перри было вполне достаточно не только для открытия японских портов, но и для проявления долгое время скрытой энергии морской и военной нации, руководители которой моментально начали осваивать новейшее вооружение, промышленность и организацию Европы и Америки.

Современная Япония была создана в 1867 году, когда на трон вступил Муцухито, принявший отставку принца Токугава, последнего из династии Шогун. Хотя император не достиг еще и 20 лет он полностью контролировал правительство, окружил себя 55 советниками, средний возраст которых равнялся приблизительно 30-ти годам и с их помощью модернизировал правительство и заставил своих подчиненных отрешиться от многих древних обычаев. Император заменил военные обязательства феодалов всеобщей воинской повинностью, организовал централизованные управления, облеченные властью по выполнению его указов и декретов. Правительство приняло Грегорианский календарь, ввело всеобщее образование, создало почтовую службу и государственный банк.

Семидесятые годы XIX-го века характеризуются подъемом дипломатической и морской деятельности. Группы молодых японцев посылались в Европу и Америку для подробного изучения западной цивилизации. Ряд молодых морских офицеров (в том числе и младший лейтенант Того) отправились в Англию для получения специального образования. Миссия, состоящая из офицеров военно-морского флота во главе с команде-ром Арчибальдом Дуглас, прибыла в Японию для создания морского министерства и проведения подготовки флота. Аналогичное географическое положение британских и японских островов привлекало советников императора, и они приложили немало усилий для того, чтобы направить умы энергичного, морского народа к изучению морского дела. Появившаяся в 1890 году первая книга Мэхена по вопросам морской мощи укрепила их стремление к созданию флота и островной империи, С этого времени они пытались следовать примеру англичан и создать государство, основанное на морской мощи.

В 1871 году император заказал в Соединенном Королевстве линкор 2-го класса и два паровых корвета, но он не стал ожидать окончания их постройки для закрепления независимости страны и ее положения на Дальнем Востоке. Он послал миссию в Европу для ведения переговоров относительно отмены экстерриториальных прав иностранцев в Японии. Затем он послал на остров Формоза морскую эскадру, что заставило Китай отказаться от своих притязаний на остров Лучу (Luchu Islands) и заплатить возмещение за убийство японского рыбака. В 1876 году он направил морскую эскадру в Корею, где командующий этой эскадрой, следуя примеру комодора Перри, открыл корейские порты для торговли Японии.

Восьмидесятые годы XIX-го века были годами политического, военного, промышленного и экономического прогресса. После своей поездки по Европе в целях изучения различных правительственных организаций в 1885 году маркиз Ито возвратился на Родину и реорганизовал кабинет по германскому образцу. Немецкое влияние еще более усилилось с приездом в Токио майора (впоследствии генерал-майора) Мекел, общепризнанного последователя Клаузевица, который возглавлял военную миссию, предназначенную для создания военного министерства и осуществления подготовки личного состава. Одновременно в промышленности были введены паро-силовые .установки, построены бумажные и текстильные фабрики. Была усовершенствована система водного транспорта и проложены первые железные дороги.

В 1889 году Муцухито дал своим верным подчиненным конституцию, но сущность ее не ослабляла значение статей, прежде изложенных в его императорских правилах и указах, имеющих силу равную конституции. Императорский парламент состоял из палаты пэров и палаты депутатов. Он должен, был собираться ежегодно, но заседания его продолжались не более трех месяцев. Во время внесессионого периода император мог издавать указы, которые имели силу законов до новой сессии парламента. Он открывал и закрывал парламент; имел возможность распускать палату депутатов и в любое время назначать перерыв в работе парламента. Теоретически император осуществлял свою законодательную власть посредством парламента, но на самом деле он использовал эту власть для того, что бы управлять при помощи указов.

Император, кроме того, контролировал внешнюю политику и командовал армией и флотом; он имел право объявить состояние войны, осадное положение, а также заключить перемирие, устанавливать мир и вести переговоры относительно различных договоров. Он облекал военного и морского министров полной властью над их министерствами и вооруженными силами; и для того, чтобы быть уверенным в профессиональной компетентности этих министров император постановил, что они должны избираться из числа адмиралов и вице-адмиралов, а также генералов и генерал-лейтенантов, находящихся на действительной службе. Эти министры должны были предоставлять на рассмотрение проект бюджета через министра финансов и парламент, но если необходимые ассигнования сокращались, согласно 12-й статье конституции парламент нарушал императорское право. Императорские указы, декреты и конституция главным образом были направлены на обеспечение максимальной защиты страны от иностранной агрессии; в сумме своей они успешно служили этой цели. Япония стала одной из немногих азиатских стран, избежавших господства Европы.

«Политика и программы Японии и Китая были крайне противоположны. (Вдовствующая императрица обладала такой же властью, как и Мацухито. Територри-альные границы императрицы постоянно нарушались европейцами, а ее суверенитет в Корее оспаривался Россией и Японией. Она не реформировала свое правительство и не модернизировала вооруженные силы для защиты своего народа, а положилась на дипломатическое искусство Ли Хун Чана (Li Hung Chang), который стремился обеспечить независимость и территориальную неприкосновенность империи, натравливая одного европейского агрессора на другого). Муцухито составил новую конституцию и создал новую армию по немецкому образцу и принял новую философию Клаузевица, которая гласила, что "война представляет собой лишь продолжение политических отношений между странами с применением других средств". Он организовал свой флот по типу английского, принял тезис морской мощи, сформулированный Мэхеном, а также подготовил японскую армию и флот для защиты независимости Японии и содействия распространению ее интересов. Соперничество Китая и Японии в Корее привело к войне, начавшейся в 1894 году. Вслед за морскими стычками у Пиньяна и морским сражением в устье реки Ялу китайский флот был уничтожен в битве у Вей-хай-вея. Война, продолжавшаяся восемь с половиной месяцев, привела к тому, что китайская императрица была вынуждена заплатить контрибуцию, признать независимость Кореи и передать остров Формоза и Ляодунский полуостров Японии.

Муцухито доказал, что его вооруженные силы превосходили по мощи китайские. Но Франция, Германия и Россия жадными глазами смотрели на беспомощный Китай, завидуя Японии, получившей такую добычу. Они объединенными усилиями "посоветовали" ей возвратить Китаю Порт-Артур и получить большую контрибуцию. Японские государственные деятели понимали, что они не смогут противостоять трем европейским державам и исключительно неохотно приняли это предложение. Вскоре после этого Ли Хун Чан заключил секретный союз с Россией и два года спустя сдал в аренду русскому царю Порт-Артур и южную часть Ляодунского полуострова с правом постройки в Манчжурии железных дорог, соединяющих Порт-Артур, Дальний и Дайрен с Транс-Сибирской железной дорогой. Негодование японцев все воз-ростало, но они не создавали никакой шумихи по этому поводу, а лишь увеличивали свою армию и флот. В надежде на то, что Порт-Артур удовлетворит желание русских морских офицеров иметь в Тихом океане свободный ото льда порт, японские дипломаты предложили России полную свободу действий в Манчжурии взамен на свою свободу действий в Корее. Русский посол в Японии барон Розен, который был свидетелем роста мощи Японии, уверенный в том, что она скорее будет бороться, чем разрешит оккупировать корейские порты, советовал принять их предложение. Большинство должностных лиц в Санкт-Петербурге не верило в то, что Япония рискнет объявить войну и министр иностранных дел с благодарностью принял признание Японией господства в Манчжурии, но позабыл признать ее привилегированное положение в Корее.

Японское правительство намеревалось занять господствующее положение в Корее, а если будет возможно то изгнать русских из Манчжурии. Вооруженные силы Японии еще не были в полной готовности, поэтому они продолжали вести переговоры и ускорили подготовку армии и флота. Конституция облегчала взаимодейстие министерства иностранных дел с морским и военным министерствами. Все министры правительства Муцухито были последователями теории Клаузевица; полномочные посланники Японии были в курсе событий в Пекине и европейских столицах. Военный и морской министры

подсчитывали количество войск, которые понадобятся им для того, чтобы заставить Россию признать преобладающее положение Японии в Корее. Министр финансов подсчитывал расходы, повышал максимальные годовые доходы, которые могли бы получить сборщики налогов, и для обеспечения равновесия наводнял страну займами. Постояно поощрялась ненависть народа к России для того, чтобы примирить налогоплательщиков с финансовыми затруднениями; но налоги были настолько высоки, что "за три года пролетели четыре кабинета". Каждое из этих правительств придерживалось одной и той же политики. Собираемые суммы расходовались экономно, численный состав армии и флота увеличивался, а вместе с этим возростало стремление народа и правительства окончательно разделаться с Россией.

Некоторые представители министерства иностранных дел все еще намерены были продолжать ведение переговоров с Россией, надеясь заключить соглашение. Другие пропагандировали союз с Великобританией и войну с Россией. Создавшаяся ситуация все еще обсуждалась осенью 1901 года, когда маркиз Ито был послан в Санкт-Петербург для разрешения русско-японских отношений. Граф Лэндздоун, проводивший переговоры с японским послом в Лондоне, послал в Токио немедленный запрос относительно того, действительно ли желает Япония заключить союз с Англией. Правительство, вынужденное принять какое-либо решение, послало Ито в Лондон и в январе 1902 года был подписан договор. Это послужило доказательством того, что если какой-либо державе угрожают несколько других на помощь должна придти иная держава. При других обстоятельствах обе державы должны соблюдать строгий нейтралитет и делать все возможное для предотвращения вмешательства посторонних государств в том случае, если одна из них находится в состоянии войны.

Результат этого союза сказался моментально. Санкт-Петербург объявил постепенную эвакуацию Манчжурии. Генерал Куропаткин и граф Витте рекомендовали отвести русские войска. Куропаткин, на которого была возложена ответственность за защиту протяженных и подвергнутых опасности границ огромной евразийской империи, предпочитал укрепиться прежде чем приобретать новые территории. Витте, опасаясь, что другие государства могут предвидеть экспансию русских на Дальнем Востоке, намеревался отвести русские войска, но продолжать мирное проникновению в Манчжурию благодаря постройке железных дорог и созданию банков, чтобы Россия могла обеспечить себе "возможно крупную долю в восточных государствах, главным образом в Китае". Куропаткина поддерживал барон Розен, убежденный в том, что Япония будет бороться за Корею. Третья группа, включавшая, вероятно, и адмирала Алексеева, была более честолюбива и нетерпелива (по сравнению с Витте). Руководители ее хотели сохранить порты Фузан и Мозампо для нужд военного флота и использовать лес и минералы Кореи. Действия этой группы б Корее подтверждали создавшееся в Токио мнение о бесполезности переговоров с Россией.

Даже несмотря на путаницу, создавшуюся в Петербурге, и на содействие, оказанное английским союзом, на бумаге военная ситуация благоприятствовала русскому царю. Его флот, практически в два раза превышающий японский, был разделен между Балтийским морем и Дальним Востоком. Адмирал Того, назначенный приказом морского министра Гумбрай Ямамото на пост главнокомандующего флотом, предложил использовать такое разделение в целях Японии. Но один лишь флот Алексеева насчитывал 7 броненосцев и 4 броненосных крейсера, в то время, как Того мог собрать лишь 6 броненосцев и 6 броненосных крейсеров. Для того, чтобы выиграть эту войну. Того должен был нанести поражение Дальневосточному и Балтийскому флотам и одновременно поддерживать связь армий, находящихся в Корее и Манчжурии, с Японией. Таким образом, в действиях против Дальневосточного флота Того не мог допустить потерь, которые сократили бы его флот до уровня, меньшего Балтийского флота. Количественная слабость флота предопределяла стратегию Того и значительно ограничивала цели правительства.

К концу 1903 года натянутость между двумя государствами еще более возросла. Летом 1903 года японская армия уже была подготовлена. В августе Того принял командование флотом, получив приказ закончить подготовку к войне с Россией. Два новых броненосных крейсера , названные впоследствии "Nisshin" и "Kasuga", закупленные в Италии у Аргентины, в сентябре достигли Суэцкого канала. Это были последние подкрепления, на которые мог расчитывать Того. Вслед за ними шла небольшая русская эскадра под командованием контрадмирала Вирениуса, предназначенная для подкрепления флота Алексеева. Того, очевидно, должен был нанести удар после прибытия двух закупленных крейсеров, но до того, как Вирениус достигнет Порт-Артура.

Военный план Японии включал внезапное нападение на русский флот в Порт-Артуре, под прикрытием которого экспедиционные войска будут высажены в западных портах Кореи и в устье реки Ялу в Манчжурии. Все места высадки находились в Желтом море в пределах досягаемости флота адмирала Алексеева, который был назначен наместником русского царя и командующим всеми русскими соединениями на Дальнем Востоке. Если бы японцы' предложили русским ультиматум, для Алексеева это было бы прекрасной возможностью для нападения на японский флот или транспорты еще на пути их следования. Он мог бы предвосхитить внезапное нападение Того. Но если бы японцы атаковали русских, не разорвав дипломатических отношений, они вызвали бы этим раздражение нейтрального общественного мнения, главным образом в Америке, которое они все время старались поддерживать, выставляя себя защитниками неприкосновенности китайской и корейской территорий.

Министерство иностранных дел разрешило эту дилему, приказав своему послу в Санкт-Петербурге 13 января представить русскому правительству одну за другой две ноты. Первая нота была написана для оказания влияния на общественное мнение; в ней Япония заявляла, что для нее нет другого выхода "кроме прекращения ведущихся в настоящее время бесполезных переговоров" и что она оставляет за собой право "предпринять такие действия, какие она посчитает целесообразными". Этот документ дал им возможность заявить впоследствии, что они сделали России честное предупреждение. Вторая нота, предназначенная для успокоения опасений, вызванных среди русских должностных лиц первой нотой, гласила, что Япония, "исчерпав все средства примирения, решила порвать дипломатические отношения с Россией", добавляя, "что посол со своим штатом намерен покинуть Россию 10 февраля'*.

Большая часть должностных лиц в России, еще ранее убежденных в том, что Япония не осмелится начать войну, легко поверила, что Токио ограничит свои действия разрывом дипломатических отношений. Адмирала Алексеева такое сообщение, очевидно, не беспокоило. Но все-таки 3 сревраля, после проведения дневных маневров, он стал на якорь во внешней гавани и издал приказ "быть готовым к любым неожиданностям". Агенты разведки доложили Того об этих мероприятиях. Ожидаемый Того день наступил. Эскадра Вирениуса еще не достигла Сингапура, между тем как японские "Nisshin" и "Kasuga" были на подходе и вне пределов досягаемости русских. 6 февраля Того со своим флотом вышел из Сасебо, а ночью 8/9 февраля его миноносцы атаковали русский Порт-Артуре кий флот, нанеся серьезные повреждения двум броненосцам и крейсеру. Утром 9 сревраля адмирал Уриу ликвидировал русские корабли "Варяг" и "Кореец", которые были бездумно оставлены в порту Чемульпо. В полдень Того продолжал ведение торпедной атаки, используя дальнобойную артиллерию своих крупных кораблей против русского флота. Предусмотрительность стратегии адмирала Того была обнаружена; он понимал, что от его кораблей, находившихся в этом районе, зависело контролирование Японского. Желтого и Южно-Китайского морей; он знал также, что война может быть выиграна только лишь посредством контролирования этих морей. У него было достаточно моральной смелости для избежания ненужного риска в отношении своих кораблей.

Лояльное содействие армии, начатое еще в мирное время, продолжалось и во время войны. Командующий армиями в Манчжурии фельдмаршал Ояма начал боевые действия до освобождения рек ото льда, так как он знал, что адмирал Того не станет ждать подкреплений для Алексеева. Ояма также отложил наступление в Манчжурии до захвата Порт-Артура, так как он понимал, что морякам потребуется помощь в уничтожении флота Порт-Артура до подхода флота адмирала Роже-ственского. Во время штурма и блокады крепости фельдмаршал Ноги потерял солдат больше, чем Того потерял моряков. Император и императорский штаб понимали, что солдаты могут быть заменены, а Того должен будет победить с теми же кораблями, с которыми он начал войну. Того не упускал ни одной меры предосторожности; у базы, созданной им на острове Эллиот (Elliott Islands) в шестидесяти милях от Порт-Артура, он установил сложную систему боновых заграждений для защиты своих кораблей от миноносцев противника, а 8 Порт-Артуре русские корабли находились под постоя-ным наблюдением агентов разведки и мелких судов. С другой стороны он оставался непреклонным, когда в один день потерял два броненосца, а одному было причинено минами серьезное повреждение. Он придерживался плана, согласно которому было необходимо вести наблюдение за Порт-Артуром до уничтожения его флота.

После частичной победы 10 августа Того удовлетворился тем, что погнал остатки русского разгромленного флота обратно в Порт-Ар тур. Искушение преследовать и, может быть, уничтожить русский флот было исключительно велико, но если бы он уничтожил Порт-Артурский флот и тем самым возможно снизил бы состав своего флота (до меньшего уровня, чем флот Ро-жественского), исход войны был бы подвергнут опасности. После сдачи Порт-Артура и уничтожения его флота Того направился в Японию для ремонта и переоборудования своих кораблей. Затем он перешел в изолированную гавань в северо-восточной Корее, где флот его было трудно обнаружить и там стал готовиться к нападению на флот Рожественского. Он направил свои корабли на противника лишь тогда, когда получил точные сведенья относительно местонахождения русского флота. Даже тогда он тщательно маневрировал для того, чтобы добиться первоначального тактического преимущества, которое дало бы ему возможность ликвидировать последний русский флот в Японском море, понеся при этом незначительные потери. Операции, проведенные Того, являются примером для любого адмирала, которому придется вести ограниченную войну с численно превосходящим флотом противника.

Япония, препятствовавшая в то время осуществлению плана русских в Манчжурии и Корее, приветствовала появление Соединенных Штатов на Дальнем Востоке после победы, одержаной Дьюи в Манильской бухте. В течении некоторого времени Япония поддерживала политику открытых дверей в Китае, но она еще не совсем отказалась от приобретения Гавайских островов и поэтому противилась присоединению их к Соединенным Штатам. После поражения России правительство энергично протестовало против выселения японских подданных из США. Президент Теодор Рузвельт терпеливо объяснял их посланникам, что экономические условия сделали это выселение необходимым. Но такая напряженная обстановка продолжалась до тех пор, пока он не послал американский флот в Тихий океан.

Затем возникли другие причины разногласий. Присоединение Кореи вызвало возмущение американцев. Япония уже не делала вид, что она заинтересована в политике открытых дверей и когда государственный секретарь Нокс предложил нейтрализовать Восточно-Китайскую железную дорогу, бывшие противники - Россия и Япония, быстро ликвидировали свои разногласия и заключили тайный договор для защиты своих прав в Манчжурии. К 1911 году трения между Соединенными Штатами и Японией были настолько очевидны, что при возобновлении союза с Японией английское министерство иностранных дел включило параграф, согласно которому ни одна страна не имела права вступить в войну с какой-либо другой страной, с которой у нее был заключен арбитражный договор. Эта оговорка, предназначенная для устранения опасения американцев, была не совсем удачной.

В 1912 году император Муцухито умер. Его сын, наследовавший престол, был лишен способностей отца в отношении контролирования армии и флота и использования национальной политики в целях укрепления мощи страны. Через два года в Европе началась война, что дало возможность Японии безпрепятственно осуществлять экспансию. Формально она вступила в войну в качестве союзницы Великобритании, но на самом деле все ее операции были направлены на обеспечение ее собственных интересов. Она оказывала некоторое содействие, контролируя западную часть Тихого океана, но только лишь в том случае, если это соответствовало ее планам. После захвата Шандуня и германских островных колоний в Тихом океане участие в войне Японии почти ничего не стоило ей. Правительство и промышленники Японии объеденились для использования всех возможностей этой войны. Прибыли, получаемые от нужд ее союзников, финансировали модернизацию ее тяжелой промышленности, увеличивали ее торговый флот и давали возможность распределить интересы европейских стран на китайских рынках. В 1915 году Япония предъявила Китаю 21 требование, посредством которых новая республика превратилась бы в вассальное государство. Вашингтон вмешался в их распри, став на стороне Китая, и тем самым еще более возбудил скрытые трения с Токио, которые не ослабли и после вступления Штатов в войну против Германии.

Несмотря на требования, предъявленные Японией Китаю, и на ее попытки использовать русскую революцию для захвата Сибири она была приглашена на морскую конференцию в Вашингтоне (1921-22 годов), причем ей была дана возможность иметь военный флот, следующий по величине на втором месте, после анлий-ского и американского и практически в два раза больший, чем у Франции. Такая возможность была предоставлена Японии в то время, когда она обладала второй по численности армией (после французской). Со времен правления Карла IV ни одна европейская держава, за исключением Франции Людовика XIV и Германии Вильгельма II, не пыталась содержать такую огромную армию и флот в мирное время. Кроме того с разрешения Артура Бальфор и Карла Хьюз в западной части Тихого океана были созданы укрепления на английских и американских военно-морских базах. Это решение значительно затруднило действия любого флота против Японии в западной части Тихого океана. Бальфор и Хьюз стремились ослабить опасения адмирала барона Като относительно того, что Япония может быть атакована английским или американским флотом. Им удалось уменьшить опасения Японии, но в то же время они ликвидировали сдерживающее начало японских вооруженных сил и в 1931 году, за пять лет до вторжения Муссолини в Эфиопию и за два года до прихода к власти Гитлера, японская армия вступила в Манчжурию.

В 1934 году японское правительство денонсировало все ограничения, касающиеся ее флота, а через год она объявила о своем намерении выйти из состава Лиги Наций. В 1937 году высокомерие японской армии временно достигло своей вершины. Захватив Центральный Китай, японские самолеты направили свой пулеметный огонь на английского посла в Китае и потопили американский корабль "Рапау". Япония вдохновила другие честолюбивые страны и в течении следующих двух лет Гитлер перешел границы Австрии, Чехословакии и Польши. Умиротворяющие агрессоры начали свои действия на Дальнем Востоке.

Американское правительство приняло необоснованные извинения Японии по поводу потопления "Рапау" и потерь, причиненным гражданам Америки в Китае, но государственный департамент усилил дипломатическую и экономическую поддержку Чан-Кай-Ши, который продолжал оказывать сопротивление японскому продвижению в свободный Китай. Когда началась европейская война в Польше, японская армия была полностью занята в Китае, а пакт о ненападении, заключенный между Гитлером и Сталиным, сделал необходимым содержание японских армий вдоль русской границы. Когда Гитлер вступил в западную Европу, Япония вторглась во французский Индо-Китай. Соединенные Штаты моментально выразили свой протест и увеличили свою помощь Чан-Кай-Ши - вторично Штаты встали между Японией и Китаем, и кроме того они снова вмешивались в контролирование нефти, резины, олова и риса в Индо-Китае, Малайе и Ост-Индии. Отношения между Японией и Соединенными Штатами становились все более натянутыми; когда в декабре 1940 года посол Хоринучи покидал Вашингтон, он сообщил государственному секретарю, что японо-американские отношения никогда не были настолько напряженными.

Старшие флагманские офицеры японского флота сознавали опасность войны с американским флотом при поддержке английского флота. Группа этих офицеров присоеденилась к министру иностранных дел, настаивая на том, чтобы адмирал Намура занял пост посла в Вашингтоне и, если возможно, достиг соглашения. Одновременно начальник штаба военно-морских сил адмирал Нагано дал директивы главнокомандующему объединенным флотом адмиралу Ямамото в отношении подготовки плана компании на случай провала переговоров.

Японский флот, безусловно, предпочитал мир, и Номура старался подыскать подходящий рецепт, который бы предотвратил войну без необходимости возврата завоеваний в Китае, так как он знал, что правительство не согласится покинуть территорию, стоившую Японии столько денег и столько человеческих жизней. Соединенные Штаты же не могли отказать в помощи Чан-Кай-Ши после того, как они убедили его оказать сопротивление. В июле президент заморозил японские капиталовложения в Штатах, а в августе после конференции с премьер-министром Черчиллем он лично заявил Но-муре, что если Япония и дальше будет предпринимать шаги по насильственному установлению господства в соседних государствах, Соединенные Штаты будут вынуждены принять меры для охранения интересов американцев и обеспечения безопасности США. Этот язык исключительно похож на язык, которым разговаривала Япония с Россией в январе 1904 года. Номура принял это заявление, как предупреждение о том, что Соединенные Штаты объявят войну в том случае, если японцы будут продолжать продвижение в Индо-Китае. даже если им удастся избежать столкновения с английскими войсками.

В ходе проведения переговоров в Вашингтоне и Токио, в Индо-Китае продолжалось продвижение, сопровождавшееся воинственными заявлениями токийских должностных лиц, которые вызывали сомнение среди американцев в искренности Японии. Обещания американской администрации оказать помощь всем странам, сопротивляющимся державам оси, а также речи, произносимые высокопоставленными лицами в Штатах, вызывали подозрения в Токио в отношении добросовестности американцев. В ноте от 20 ноября Номура отметил максимальную уступку Японии, которая заключалась в предложении отвести войска с юга Индо-Китая на север и вывести войска из Индо-Китая после заключения мира с Китаем. В своем ответе от 26 ноября Халл потребовал отвода из Китая и Индо-Китая всех японских военных, морских, воздушных и полицейских соединений. Адмирал Номура и его помощник посол Курусу понимали, что их правительство не примет таких условий. Они запросили Халла, заинтересован ли он во временном "модус виеенди". Когда Халл заявил об отсутствии этой заинтересованности, они потребовали свидания с президентом. Номура понял, что война неизбежна, когда президент Рузвельт подтвердил ответ своего государственного секретаря. Таким образом президент и государственный секретарь дали понять японскому послу о том, что разрешение этой проблемы находилось теперь в руках военных властей.

Когда в августе Номура сообщил о намерении президента Рузвельта "принять все меры" для защиты интересов Америки, адмирал Ямамото наполовину закончил подготовку к начальному наступлению. Он отправил оперативное соединение, предназначенное для нападения на флот, находившийся в Пирл-Харбор, в залив Хи-токапу для осуществления окончательных маневров. 11-е авиационное соединение, наилучшее соединение японского военного флота, базирующееся на суше, в задачу которого входила ликвидация английских и американских воздушных сил в западной части Тихого океана, готовых к нападению на японские морские соединения, проводило маневры со своих баз в Индо-Китае и на острове Формоза. 2-й флот с небольшими авианосцами, линкорами, крейсерами, эсминцами и подводными лодками был подготовлен для эскортирования и оказания поддержки силам вторжения, собранным в Японии, Индо-Китае и острове Формоза для оккупации южного района залеганий. Адмирал Ямамото оставил наиболее мощные линкоры, несколько крейсеров, эсминцев и не-5ольших авианосцев под своим непосредственным командованием во Внутренем море для поддержания связи между соединениями, предназначенными для развертывания колонны на Гонолулу и Сингапур.'

Адмирал Ямамото представлял собой яркую фигуру, но в течении первых трех месяцев он был исключительно осмотрительным главнокомандующим. И несмотря на поражение у острова Мидуэй и неудачи у Соломоновых островов он до конца сохранил доверие народа, флота и своего непосредственного начальника адмирала Нагано. Нагано принял предложение Ямамото в отношении увеличения периметра завоеванных территорий, xOfcr ил>н и его штаб сомневались в мудрости такого расширения. После смерти Ямамото на пост главнокомандующего Нагано выбрал адмирала Кога, но по словам адмирала Фукудоме, начальника штаба адмирала Кога, Ямамото, как боевой офицер, превосходил всех других адмиралов. Фукудоме заявил: "Был лишь один Ямамото". Весьма вероятно, что адмиралы Ямамото, Кога и Тоеда, командовавшие комбинированным флотом в аналогичном порядке, представляли собой флагманских офицеров, подготовленных для командования флотом. Фукудоме, хорошо знавший всех их, дал им оценку в таком же порядке, выбрав сначала Ямамото, а затем Кога командующим флотом, адмирал Нагано подтвердил мнение Фукудоме.

Императорский генеральный штаб предписал флоту выполнение двух задач: уничтожение американских английских и голландских воздушных и морских сил в Тихом океане и оказание поддержки армии в оккупиро-вании южного района залеганий. Ямамото была предоставлена полная свобода действий в развитии и осуществлении морских операций. Его план проведения первой компании был логичен, прост и легко понимаем. Точно также, как Того извлек пользу из разделения русского флота, так и Ямамото полностью воспользовался благоприятным для него разделением американского флота. Как и Того он полностью взаимодействовал с министерством иностранных дел. продлившим переговоры с Соединенными Штатами до тех пор. пока он не подготовился к нанесению удара по флоту в Пирл-Харбор. По плану он должен был уничтожить или нейтрализовать американский флот в Пирл-Харбор на время, которое ему потребуется для уничтожения американских, английских и голландских вооруженных сил в западной части Тихого океана, а также для оккупации южного района залеганий и ряда стратегических районов, необходимых для обороны. Вторая фаза войны предполагалась обороните-льной. В стратегических районах должны были быть созданы и укреплены долговременные базы для флота и авиации. В третьей фазе войны морские и воздушные силы, действующие с этих '"долговременных" баз должны были перехватить и уничтожить любое соединение противника, которое попытается вторгнутся в западную часть Тихого океана. В течении всех этих фаз должна была быть использована любая возможность для уничтожения вооруженных сил противника.

План включал также территориальные экспансии но, главным образом, он был направлен на уничтожение морских и воздушных сил противника, чтобы этим самым ослабить его волю к продолжению войны. Преемник Ямамото адмирал Кога также придерживался необходимости нанесения удара по американскому флоту; согласно его первоначальному намеренью морские операции должны были проводиться в районе, в котором самолеты, базирующиеся на суше, смогли бы компенсировать превосходство американцев в надводных кораблях и авианосных самолетах. Но ни Ямамото, ни Кога не могли препятствовать запросам командующих местной армией и флотом относительно посылки подкреплений из соединений флота для оказания поддержки в обороне различных менее важных районов, и они отводили флоты, пытаясь удержать острова, которые были захвачены для создания барьера против американского флота. Вместо того, чтобы придерживаться своего плана относительно сокращения американского флота посредством изматывания его до такой степени, что его можно будет атаковать, японцы измотали свой флот в незначительных сражениях. Первоначальный план Японии не был успешным, так как американская промышленность своевременно возмещала уничтоженные корабли, но если бы они следовали этому плану, война затянулась бы, что создало бы благоприятные условия для победы.

Планы и операции, проведенные Ямамото в первой компании, не оставляли желать ничего лучшего. В его объединенный флот входили наземные и авианосные самолеты; в мирное время его надводные, подводные и воздушные корабли действовали совместно. Для подготовки их к особому заданию ему было дано десять месяцев. Японская администрация признала ею инициативу и он сам определял место и время атаки. Его прекрасно подготовленные соединения осуществили эти планы по намеченному графику, неся при этом незначительные потери. Первоначальные успехи Того в 1904 году были невелики по сравнению с ударами, нанесенными Ямамото, который в течении трех месяцев уничтожил американские, английские и голландские силы, мешавшие его продвижению, и захватил территории, для возвращения которых более крупным союзным соединениям потребовалось три года. Только время и пространство могли поглотить первые удары Ямамото и только лишь лучший американский флот с приданными ему вооруженными силами смог остановить их продвижение.

Стратегические решения Ямамото, принятые им после первой компании, длившейся три месяца, невозможно сравнить смешениями Того. Проблемы, решаемые Ямамото, были намного сложнее. Ему противостояли адмиралы Кинг, Нимиц, Спруэнс и Хэлси, в то время как единственным энергичным противником Того был русский адмирал Макаров, убитый в первом же сражении. Американских адмиралов поддерживала высокоразвитая промышленность. Кингу предстояло сражаться с немецкими подводными лодками и с японским флотом, но он знал, что в его распоряжении будут почти неограниченные морские резервы. Единственным шансом Ямамото на возможную победу была опрометчивость операций, предпринимаемых Кингом. Но до победы, одержанной у острова Мидуэй, стратегия Кинга была исключительно консервативной. Впоследствии он осуществил вторжение на Соломоновы острова. С этого времени его нажим на Ямамото и его преемников никогда не ослабевал. Каждая победа американцев облегчала последующие победы, а поражение Японии становилось все более очевидным.

Допуская, что задачи, поставленные перед Того, были несравненно легче, чем задачи Ямамото, все же следует отметить, что он не допустил бы ошибки "упоения победами" Ямамото. Того не принял бы бой в Коралловом море за победу. Он не стал бы одновременно предпринимать захват острова Мидуэй и баз на Алеутских островах. Того не использовал бы весь флот для защиты Соломоновых островов, боясь потерять свой престиж; он не вызывал бы противника на ряд отчаянных битв в двух тысячах миль от подходящих для этих кораблей ремонтных баз. Ни победы, ни поражения не нарушали мнений Того и не изменяли установленного им хода событий. Обнаружив превосходство тактического значения надводных, подводных и воздушных сил и терпеливо подготовив своих офицеров и рядовых для успешного сражения, а также одержав ряд поразительных побед, Ямамото внезапно отошел от своей общей стратегии и вовлек флот в ненужные рискованные операции, поставив таким образом адмирала Кога в безнадежное стратегическое положение.

При любом создавшемся критическом положении фельдмаршалы Ояма и Ноги оказывали Того поддержку; коллегами Ямамото по армии являлись сухопутные солдаты, которые, сердцами были в Азии. Они забыли о том. что их армии были созданы и обучены для служения островной империи. Их морским коммуникациям никогда не угрожали, очевидно, они не имели никакого представления о морской мощи: Они настаивали на том, чтобы Ямамото, Кога и Тоеда использовали военные корабли и самолеты для защиты островов, захваченных в целях создания временной поддержки флоту в войне на изматывание. И когда их гарнизоны были обойдены, они потребовали, что подводные лодки вместо участия в боевых операциях были использованы для снабжения их осажденных войск. Ввиду того, что они были всецело занаты в Азии они не закончили создания обороны острова Сайпан, когда Спруэнс захватил его, а на центральной военно-морской базе Трук оставили лишь гарнизон моряков. После подхода Маккартура к западной части Новой Г виней, Спруэнс захватил Марианские острова, а Хэлси, Митчер и Маккейн проводили подготовку к вторжению на Филиппины. Ряд крупных армейских должностных лиц все еще ожидали, что основной удар американцев будет направлен на Сингапур. Только лишь после захвата Окинавы японская армия осознала опасность, угрожавшую ее империи со стороны моря. В связи с этим самолеты из Манчжурии были переброшены для осуществления обороны непосредственно японских островов.

Причины необыкновенного расцвета подъема морской мощи Японии совершенно очевидны. Положение японских ортровое дало флоту такие же стратегические преимущества в западной части Тихого океана, какими английский флот обладает в восточной части Атлантического океана. Нация эта была морская, исключительно храбрая и патриотическая. Офицеры армии и флота отличались смелостью и были вполне компетентны. Государственные деятели действовали совместно с генералами и адмиралами. Император Муцухито исключительно скромно и умело управлял самодержавным правительством, принимая во внимание благосостояние

нации. Император, правительство и народ объеденились в своем стремлении оказывать сопротивление иностранному господству и расширить свои владения для повышения экономических условий метрополии. Для достижения всего этого под руководством императора генералы и адмиралы создали флот и армию, способную оказать поддержку флоту в завоевании контроля над прилегающими морями и устьями крупных рек, впадающих в эти моря. Государственные деятели регулировали национальную политику в соответствии с промышленным и военным потенциалом страны. До нападения на Россию в 1904 году дипломаты Японии вели переговоры в отношении создания союза с Великобританией и временно уладили разногласия с Соединенными Штатами. Благодаря поражению нанесенному России, Япония превратилась в доминирующую морскую державу в западной части Тихого океана, а вследствии этого она стала доминирующим военным и политическим фактором на Дальнем Востоке.

Японская морская мощь была ограничена западной частью Тихого океана и существовала она лишь сорок лет. За время такого короткого срока существования она дала Японии адмирала Того, прекрасно осознавшего преимущества и ограничения регионального контроля над морем, а также адмирала Ямамото, который блестяще продемонстрировал в своей компании непреодолимые силы контроля над морем и воздушного пространства над ним. Быстрая ассимиляция японскими морскими офицерами и старшими армейскими офицерами учений Мэхена и применение их в своих целях беспримерна. Принятие дипломатами и военными должностными лицами теории Клаузевица, заключавшейся в том, что война является продолжением политических взаимоотношений наряду с другими факторами, сделало согласованным политику и государственную стратегию, что заметно отсутствовало в ведении английских и американских иностранных дел.

Что привело к затмению мощи японского флота и падению империи, созданной им? Это краткое обозрение обнаружило разнообразные способствующие причины, но все их можно свести к стремлению армии превратить Японию не только в островную, но и континентальную империю. Агрессивность офицеров и жестокость рядовых увеличивали шансы противника, но если бы они были более сдержаны, Япония не смогла бы одновременно снабжать армию и флот всем необходимым в количестве, потребном для такой крупной морской и сухопутной державы. Как и Япония, Великобритания и США являются морскими державами по своему положению. Всевозможные угрозы Штатам и Соединенному Королевству, их доминионам и заморским колониям (за вероятным исключением Индии) могут пройти через море "из-под воды" или по воздуху, а эти угрозы лучше всего могут быть ликвидированы превосходством в надводных, подводных и воздушных силах. Как английское, так и американское правительства, которые обычно бывают неподготовлены к войне и ожидают первого удара со стороны противника, должны осознать, что в век атома после внезапной атаки уже трудно вновь обрести прежнюю силу. В целях обеспечения безопасности и защиты заокеанских интересов, а также для того, чтобы внести свой вклад в дело мира во всем мире посредством Объединенных Наций, они должны полагаться на корабли и самолеты. Они должны держать эти силы наготове, чтобы нанести удар до того, как это сделает потенциальный агрессор.