Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.С. Павлов. Атомные крейсера типа Киров (пр. 1144)

ПРОЕКТИРОВАНИЕ.

Широко известно, как круто повернул Советский ВМФ в 60-е годы в сторону борьбы всего флота против американских подводных лодок с баллистическими ракетами. Военно-морским специалистам пришлось менять привычные взгляды на использование флота: борьба с авианосцами была отдана нашим атомным подводным лодкам и морской ракетоносной авиации, а все остальные силы флота бросили на борьбу с угрозой из глубины.

К исследованиям по определению облика наших атомных надводных кораблей, прекращенных ранее волевым постановлением правительства (в марте 1959 года), кораблестроители вернулись в 1960 году, а после Карибского кризиса и политическое руководство страны осознало необходимость в высокоавтономных боевых кораблях. При той небольшой доле военного бюджета, который отводился на долю ВМФ, естественно было желание иметь "недорогой" океанский и эскортный, и противолодочный корабль неограниченной дальности плавания, способный не только сопровождать конвои, но непрерывно отслеживать и уничтожать в нужный момент атомные ракетоносцы противника, поэтому в первых же вариантах было проработано дальнейшее развитие ВПК на корпусе 1134, но уже с атомной энергоустановкой. Это должен был быть корабль водоизмещением 9000 тонн, с универсальным ракетным комплексом, ЗРК самообороны, 57-мм артиллерией и вертолетом. Затем на нём разместили комплекс ПЛУР "Вихрь" с восемью ракетами 82-Р, снабженными ядерным спецбоеприпасом, восемь ракето-торпед 85-Р, зенитный комплекс самообороны, артиллерию калибра 75 мм, поисковые беспилотные вертолеты. Сохранялись РБУ и торпедные аппараты.

Предполагалось построить по одному такому кораблю на каждую атомную ракетную лодку вероятного противника, то есть можно предположить программу в 35- 40 кораблей. Новой разработке был присвоен номер 1144 (шифр "Орлан"). В 1969 году был рассмотрен эскизный проект атомного большого противолодочного корабля и одобрен для дальнейшего проектирования.

Нельзя было обойти мимо вопрос боевой устойчивости корабля: все понимали, что просто так разгуливать по океану, искать и топить свои субмарины никакой противник не позволит. Поэтому для охраны противолодочного корабля было намечено иметь вначале по одному кораблю охранения и управления проекта 1126. Так как основная угроза исходила от авиации, это должен был быть крейсер противовоздушной обороны.

При стандартном водоизмещении в 10000 тонн он должен был нести два ЗРК большой дальности М-31, два ЗРК средней дальности М-11, две спаренные 57-мм артуста-новки, по два торпедных аппарата и РБУ. Эскизный проект был утверждён в июле 1960 г. Главным конструктором был П.П. Милованов (ЦКБ-17).

Поначалу, когда намечаемый корабль ПВО предполагался с атомной установкой, всё было нормально. Но когда проект 1126 по техзаданию стал рассматриваться с котло-турбинной энергоустановкой, он начал сам собой "умирать"- ему не хватало дальности плавания и кроме того, он не "вписывался" в заданное водоизмещение. Идея о сохранении боевой устойчивости кораблей без авианосца не смогла реализоваться. Поэтому в каком- то смысле чрезмерная мощь, заложенная в комплексы оружия будущего крейсера, диктовалась именно слабой надеждой на устойчивое воздушное прикрытие.

Так как корабль охранения всё- таки был нужен, работы продолжили по новому проекту 1165 (шифр "Фугас"). Это уже был корабль с атомной энергоустановкой, вооруженный планировавшимся новейшим противокорабельным комплексом "Малахит" (48 ракет), который заменили потом на "Гранит" (32 ракеты) и также новейшим ЗРК "Форт" (на базе сухопутного комплекса С-300).

Откровенно говоря, по тем временам данная ударно- противолодочная группа была бы трудноуязвимой: даже у США тогда практически не было противокорабельных средств, кроме самолетов с управляемыми бомбами на борту. Дальность действия авиационных ракет типа "Буллпап" (не более 17 км), предназначенных для поражения кораблей, с лихвой "перекрывалась" бы зенитным комплексом, а наши ракеты (даже "Прогресс" П-35 с дальностью более 300 км) не позволяли подойти близко надводным кораблям. Единственное слабое место у этой группы- гидроакустика, так как ограничение водоизмещения не позволяло ставить гидроакустическую станцию дальнего действия "Орион" (как на ПКР типа "Москва").

Вот эта гидроакустика и поставила под сомнение необходимость постройки двух кораблей. "Боевое столкновение" показывало, что при слабом ГАК (дальность действия ГАС перекрывалась дальностью хода американских торпед) и невозможности использования вертолета (погода, авиационное противодействие) наши корабли легко отвлекались от основной цели и становились мишенями для наведенных на них многоцелевых лодок. Даже ценой 60- 70 сбитых самолетов (в идеале!) наши корабли всё равно не смогли бы выполнить свою основную задачу- потопление атомного подводного ракетоносца.

Любопытно, что система из двух взаимоподцерживающих кораблей была в нашем флоте всё же реализована в виде проектов "Современного" и "Удалого", где первый держал противокорабельную и противовоздушную оборону, а второй- противолодочную и противоракетную.

Но перед глазами наших моряков уже маячили и "дразнились" американские многоцелевые атомные крейсера "Лонг Бич", "Бейнбридж", строился "Тракстан" и проектировались новые атомные фрегаты с объединенными задачами и как раз такого водоизмещения, как планировалось у нас: 8000- 9000 тонн.

Вот почему проекты 1144 и 1165 решено было, согласно тактико- техническому заданию, утвержденному 25 мая 1971 г, объединить в один, с приданием атомному большому противолодочному кораблю ударных функций и переименованием его в "атомный противолодочный крейсер". Разработка проекта была поручена Ленинградскому Северному проектно- конструкторскому бюро, которое имело опыт создания и БПК, и ракетных крейсеров. Главным конструктором был назначен Б.И. Купенский, ранее работавший над проектами 50, 61. Главным наблюдающим от ВМФ был назначен капитан 1 ранга А.А. Савин.

Одновременно получили логическое развитие работы по созданию атомного авианосца (шифр "Орел"), так как к тому времени стало очевидно, хотя бы из американского опыта, что самое лучшее прикрытие от самолетов и ракет противника- собственная палубная авиация. Как известно, работы по авианосцу из-за различных причин тормозились и в результате атомный корабль такого типа хотя и был заложен, но вскоре разрезан на стапеле Черноморского судостроительного завода в Николаеве. Отстоять его уже было некому.

А тогда за ходом проектирования крейсера следил сам Главком ВМФ СССР С.Г. Горшков, давая поправки в проект согласно только ему одному ведомым требованиям. Порой его указания нарушали научно определенные военно- экономические обоснования, но уж такова была тогда система руководства. Говорят, что когда расчёты не подтвердили целесообразности постройки нового корабля, Главком заявил: "Вы неправильно посчитали. Идите, считайте со своими учеными заново". Естественно, науке пришлось "подгонять ответ". Судя по всему, С.Г. Горшков при создании корабля просто руководствовался постулатом "превосходить во всём".

На стадии начала проектирования планировалась атомная паропроизводящая установка второго поколения, типа ВМ-4, как на подводных лодках. Два реактора по 75 мегаватт давали пар для турбин ТВ-12, которые при мощности в 91000 л.с. могли сообщить скорость кораблю в 31 узел.

Но с установкой ГАК дальнего действия выросло водоизмещение и мощности стало не хватать. Поскольку трехреакторная установка ледокола "Ленин" по габаритам, целому ряду требований и весу "не вписывалась", было принято решение на создание специальной двухреакторной ППУ, в четыре раза мощнее, чем предполагалось вначале. Проектирование АЭУ третьего поколения проходило с учетом накопленного опыта, уже с новым подходом к атомным установкам, как к обьектам повышенной опасности. Была разработана концепция по созданию систем безопасности, включая системы аварийного расхолаживания и локализации аварии. Системы рассчитывались на проектную аварию "разрыв трубопровода теплоносителя на максимальном диаметре". Была применена также блочная схема компоновки, которая имела режим естественной циркуляции по первому контуру на высоких уровнях мощности реактора (это очень важно для недопущения теплового взрыва реакторов при обесточивании корабля), автоматическая система расхолаживания, способная "заглушить" реактор даже при опрокидывании корабля, импульсная аппаратура контроля реакторов, которая держит "руку на пульсе" у реактора, находящегося в подкритическом состоянии. Блочная компоновка позволила уменьшить габариты и улучшить эксплуатационные параметры.

В добавление к двухреакторной ППУ лично Главком потребовал размещения резервных паровых котлов, которые бы могли дать крейсеру ход в 17 узлов. Возможно, особенной необходимости в этом и не было, но перед С.Г. Горшковым маячила гибель атомной подводной лодки К-8 в 1970 году, а также наличие резервной ППУ на американских атомных фрегатах. Ведь в случае аварии срабатывает аварийная защита и корабли остаются, как правило, без хода и энергии.

Атомная энергоустановка с реакторами КН-3 (активная зона типа ВМ-16), хотя и создана на базе ледокольных реакторов типа ОК-900, имеет существенные отличия. Самое главное- в топливных сборках (изготовитель- машиностроительный завод в г. Электросталь) размещается уран с высокой степенью обогащения (около 70%). Срок работы такой зоны до следующей перезарядки 10-11 лет. Забегая вперед, можно сказать, что места базирования для крупных кораблей были построены с таким опозданием, что авианесущие крейсера, стоя на рейдах, практически полностью износили свой моторесурс, гораздо интенсивнее выгорали в первый период и активные зоны на атомных крейсерах.

Реакторы двухконтурные, водо- водяные, на тепловых нейтронах, в качестве замедлителя и теплоносителя применяется вода высокой чистоты (бидистиллат), которая под большим давлением (около 200 атмосфер) циркулирует через активную зону реакторов, обеспечивая кипение второго контура, который и идет в турбины в виде пара.

28 ноября 1971 года состоялось рассмотрение технического проекта 1144. Фактически противолодочный вариант был удлинен и перекомпонован за счёт включения 16 пусковых установок комплекса противокорабельных ракет "Гранит" (для двух залпов, на этапе техпроекта).

Поскольку сухопутный аналог зенитного комплекса "Форт" запускался вертикально, то конструкторам пришла в голову оригинальная мысль "утопить" пусковые установки ЗУР под палубу. То же самое решение применили и для комплекса противокорабельных ракет. Это была новая идея, которая чуть позже была подхвачена американцами, а теперь уже стала нормой для мирового военного кораблестроения.

Если при проектировании сторожевого корабля и даже большого противолодочного корабля ещё можно было пренебречь защитой и смириться с определением "корабль для одной ракеты", то крейсер терять таким образом было жаль.

К этому времени кадров кораблестроителей, занимавшихся конструктивной защитой кораблей, практически не осталось, производство корабельной брони шло в мизерных масштабах, в основном для броневой защиты отдельных помещений, артиллерийских башен. Пришлось поднимать конструктивные чертежи 68-бис, линкора "Советский Союз" и даже крейсера "Лютцов". Рабочая документация по этим кораблям, кстати, из-за этого до сих пор с грифом.

Между тем, на линкорах доля водоизмещения, выделяемая на броневую защиту, доходила до 40 %! Так, на линкоре "Айова" при полном боевом водоизмещении в 58132 тонны вес брони составлял 19311,6 тонн!

Американцы специально проводили исследования, которые показали однозначно: любая противокорабельная ракета при ударе о главный броневой пояс (толщиной свыше 150 мм) раскалывается, как орех, не нанося кораблю никаких повреждений. На модернизируемых линкорах был специально обеспечен дополнительный обогрев бортов в районе наиболее прочного броневого пояса для "заманивания" ракет с инфракрасным самонаведением, что, конечно, не исключало установки средств борьбы с ними.

На нашем крейсере также было предложено и с порога отметено сплошное или даже цитадельное "линкорное" бронирование: это на 10-12 тысяч тонн увеличивало водоизмещение корабля. Было принято "соломоново" решение- обоснована и разработана система локальной защиты наиболее важных объектов корабля.

Естественно, точные сведения о системе бронирования крейсера проекта 1144 строго засекречены и если бы даже они находились у автора, то вряд ли стоило их раскрывать. Но логически порассуждать на эту тему никто не запрещает.

В эскизном проекте конструктивной защиты как таковой не было: для большого противолодочного корабля это считалось излишним. Предполагалось, что стенки реактора представляют из себя настолько толстостенную конструкцию, что удар ракеты, ослабленный бортами и переборками, не представит опасности. В трубы и арматуру паро-производящей установки были заложены дополнительные толщины.

В первоначальном техническом проекте крейсера появилась подводная конструктивная защита из системы отсеков с газоотражающей броневой стенкой. С появлением у американцев мощных противокорабельных крылатых ракет в проект была внесена и надводная конструктивная защита. Поначалу предусматривался шестидюймовый главный броневой пояс по ватерлинии, однако в процессе проектирования он был "съеден" неожиданно появляющимися объёмами и весами на то или иное оборудование, которое как правило, всегда оказывается тяжелее заявленного.

Комплекс носовых зенитных ракет "Форт" было решено оставить без бортовой броневой защиты (только крышки), так как они находятся в подпалубных автономных барабанах, внутри которых находятся ещё и пусковые контейнеры. Таким образом, хотя зенитная установка получалась более громоздкая, исключался объёмный пожар в опасных для корабля масштабах. Зато противокорабельные ракеты "Гранит" с жидкотопливными двигателями и мощными боевыми частями было признано целесообразным защитить наклонной броней, которая в районе выше ватерлинии равна 100 мм, по палубе и ниже ватерлинии- 70 мм. Имеется конструктивное прикрытие и с днища корабля, в случае возгорания ракет шахты могут быть быстро заполнены водой, кроме этого имеется система различных отсеков, сконструированных по ячеистой системе. Аналогичным "ящиком" прикрыт ангар для хранения противолодочных ракето- торпед "Метель" (на последующих крейсерах этот отсек не защищен).

Следующие объемы, подвергнутые бронированию- помещение главного командного пункта и боевого информационного поста, которые находятся внутри корпуса на уровне ватерлинии. Броневые бортовые стенки- 100 мм, траверзы и крыша- 75 мм. Броня со скосами прикрывает помещение вспомогательных паровых котлов, а также реакторный отсек. В кормовой части легкая противоосколочная броневая защита имеется по бортам (70 мм) и на крыше (50 мм) для защиты вертолетного ангара, керосинохранилища, вертолетного боезапаса и румпельных отделений, над которыми также размещено "локальное" броневое прикрытие. Бортовой брони как таковой нет, но выше ватерлинии на 2,5 метра и ниже на 1 м от носа до кормы "вставлен" утолщенный пояс. Локальное броневое прикрытие имеют также артиллерийские установки, погреба и другие комплексы оружия. Аналитический подсчет показывает, что общий вес брони не превышает 1100 тонн, с учетом того, что в её состав входят армированные пластики.

Впервые в практике отечественного кораблестроения была разработана и реализована принципиально новая схема размагничивающего устройства и способ магнитной обработки такого большого корабля.

Для головного корабля в рабочем проекте был установлен следующий список вооружения: ударные ракеты "Гранит" размещались в 20 подпалубных наклонных пусковых установках, с углом возвышения 47 градусов. Противолодочный комплекс состоял из спаренной наводящейся пусковой установки комплекса "Метель", с возможностью перезарядки (всего 5 залпов), двух 5- трубных торпедных аппаратов калибра 533 мм, одной 12-ствольной РБУ-6000, двух 6- ствольных РБУ-1000. Реактивные глубинные бомбометы создавали эшелонированную оборону и от торпед, где "на добивание" работала РБУ-1000, менее дальнобойная, но с более мощным (в четыре раза) зарядом.

Гидроакустический комплекс дальнего действия МГК-355 "Полином" (с подкильной и буксируемой антеннами, обеспечивающими обнаружение подводных лодок на дистанции до 40-50 км) и два противолодочных вертолета нового крейсера превосходили поисковые возможности БПК проекта 1134Б в 2,5 раза. Буксируемая ГАС может эффективно обнаруживать подводные цели на высоких (до 25 узлов) скоростях. Главный конструктор гидроакустического комплекса- Д.Д. Миронов.

Артиллерийское вооружение состояло из двух одноствольных артустановок АК-100, восьми установок АК-630, а также зенитного комплекса самообороны "Оса-М", которое в будущем планировалось заменить перспективным ЗРК "Кинжал" (в этом же погребе и с этих же ПУ). По возможностям ПВО новый крейсер превосходил все надводные корабли предыдущих поколений в 2,4 раза.

Почти все основное вооружение корабля замыкалось на боевую информационную систему "Аллея-2М", использующей информацию от внешних источников или автономно. В небоевой обстановке за БИУС сохраняются функции информационного обеспечения и решения задач управления кораблем или соединением. Для обнаружения воздушных и надводных целей на крейсере установливался радиолокационный комплекс МР-800 "Флаг" в составе двух РЛС- "Восход" (дециметрового диапазона) и "Фрегат" (сантиметрового диапазона) с единой первичной обработкой данных. При этом РЛС "Восход" способна обнаруживать воздушные цели на расстоянии до 500 км. "Фрегат" имеет возможности освещения общей обстановки- по надводным целям до 40 км, по воздушным- до 400 км. Средства связи объединены в комплекс "Цунами-БМ". Специально для этих кораблей в ЦНИИ "Дельфин" был создан уникальный навигационный комплекс.

Вместе с тем, что некоторые образцы радиотехнического вооружения, установленные на крейсерах, имеют уникальные характеристики (та же самая РЛС "Восход"), все они также имеют и завышенные массо- габаритные характеристики, а почти полное отсутствие стандартизации и комплексирования систем в боевые контуры (особенно на первых кораблях) привело к безудержному росту количества антенн и постов. Но опять же на крейсере, изначально не связанном жесткими рамками, было где развернуться и проблема не стояла остро.

В процессе создания корабля для принятия новых технических решений был построен специальный отсек- плавучий стенд, на котором и отрабатывались вопросы залповости, воздействия пламени на старте ракет, схема обслуживания, системы пожаробезопасно-сти, выбор оптимальной траектории пуска. На специальном полигоне проводились испытания натурных отсеков, на которых и были отработаны наиболее оптимальные схемы бронирования.

Особое внимание было уделено и отработке схемы применения энергетической установки корабля, мощность на валу у которой достигла 70000 л.с. Комплексно- автоматизированная АЭУ размещалась в трёх отсеках и включала два атомных реактора общей мощностью 600 мВт, два турбозубчатых агрегата (расположены в нос и в корму от реакторного отсека) и два резервных автоматизированных котла КВГ-2, установленных в турбинных отделениях. Система пароснабжения позволяет подавать пар к любой установке по любому борту. Основные параметры котлоагрегата: температура перегретого пара при давлении 66 кг/см- 470 градусов, КПД котлов до 84 %, масса сухого котла 50 тонн. Паропроизводительность по 115 т/час.

Электростанция крейсера включала четыре паротурбогенератора по 3000 кВт и четыре газотурбогенератора Пролетарского завода по 1500 кВт, размещенных в четырех автономных отсеках. Моторесурс каждого из них составляет до 50000 часов.

Проводились обычные в этих случаях работы по оптимизации обводов корпуса с целью увеличения пропульсивных качеств и снижения собственных шумов (в основном за счёт снижения частоты оборотов винтов) для уменьшения помех работе ГАК. Результаты этих исследований чуть позже пригодились при проектировании обводов корпуса ВПК типа "Удалой".

На крейсере базируются следующие плавсредства: командирский катер пр. 1404 (длиной 12,3 м и мощностью 235 л.с), два рабочих катера пр. 1402 Б и служебный катер пр. 1390, на каждом борту имеются краны КЭ 32-8 грузоподьёмностью по 3 тонны.

Несомненно, на крейсере имеется больше возможностей для создания комфорта экипажу- есть где развернуться. Имеется 56 офицерских кают (1 и 2-х местных), старшины и матросы располагаются в 6- и 30- местных кубриках. Есть сауна с 6- метровым бассейном, душевые, несколько матросских бань, салон с бильярдом и фортепиано, клуб на 200 мест (он же может быстро превращен в спортзал). В надстройке функционирует два грузовых лифта, один грузопассажирский. Двухэтажная амбулатория укомплектована медперсоналом и современным оборудованием. Имеется телестудия с кабельной системой, есть мини- типография. Всего на крейсере более 1500 помещений, отопление и микроклимат от системы кондиционирования. Экипаж- 627 чел. (в т.ч. 105 офицеров).

Корпус разбит на 18 водонепроницаемых отсеков. В первом, по носовую таранную переборку, располагается габаритный излучатель ГАК, погреба РГБ, шпилевая, цепные ящики, кладовые и прачечная. Во втором отсеке- кинозал, библиотека, кладовые, типография. В третьем- погреба ракето-торпед (в дальнейшем- погреба ЗУР "Кинжал"), кладовые и лифт. Четвертый и пятый отсеки занимают подпалубные пусковые установки с аппаратными и агрегатными. Шестой и седьмой отсеки целиком отданы под боевые посты. Здесь же располагается камбуз и шахта лифта. Восьмой отсек- носовое МКО, электростанция N 1, кают- компания и офицерский салон. В девятом отсеке расположены механизмы успокоителей качки, холодильные машины, дымоходы, вентиляторные и агрегатные. Десятый отсек- реакторный. Следующий отсек- кормовое МКО, электростанция, буфет. В двенадцатом отсеке располагается цистерна котельного топлива, ракетно-торпедный отсек, вентиляторные, аппаратные и столовая команды (камбуз на главной палубе). Затем- кубрики, душевые, агрегатные и аппаратные. В четырнадцатом отсеке располагается кубрик N 27, подбашенные отделения и погреба боезапаса. Далее- ангар, цистерна вертолетного топлива, авиакладовые. Затем- аппаратные, кладовые, учебный отсек по борьбе за живучесть, а в самой корме- укороченный отсек буксируемой антенны с лебедкой и кранбалками.

При главных размерениях 251,2 (228 по КВЛ) х 28,5 (24) х 10,1 (7,8 на миделе) метров у головного корабля водоизмещение стандартное составило 24100 тонн, полное- 24330 тонн и наибольшее- 26190 тонн. Надводная габаритная высота 59 метров- почти 20-этажный дом.

Несомненно, что довольно долгое проектирование и постройка вызывают отставание по времени, ограничение по боевому применению и устаревание корабля по возможностям. В итоге, когда проект корабля готов к выдаче на верфь- строитель, у потенциального противника на море появляется новое высокоэффективное оружие, борьба с которым в силу естественных причин не предусматривалась конструкторами- вот почему каждый крейсер отличается от предыдущего составом вооружения, внешний вид кораблей не во всём соответствует проектным чертежам и даже главные размерения слегка отличаются.

Тем не менее, "любимое детище" Главкома было спроектировано, в 1972 году состоялось утверждение технического проекта и началось рабочее проектирование с выдачей документации строителю- Балтийскому заводу имени С.Орджоникидзе (N 189) в Ленинграде. Уже во время строительства головного корабля, в июне 1977 года, приказом С.Г. Горшкова корабли проекта 1144 (вместе со строящимися лодками типа "Тайфун") были переклассифицированы в тяжелые атомные ракетные крейсеры.