Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Миноносцы типа «Сокол»

Первые серийные истребители

Вопрос о серийной постройке миноносцев типа «Сокол» на отечественных верфях в Санкт-Петербурге начал обсуждаться сразу же после успешною завершения испытаний корабля в Англии. Первоначально предполагалось, что строительство будет осуществляться в России при техническом содействии фирмы «Ярроу», а наиболее ответственные узлы и детали Морское министерство намеревалось заказать в Англии — во всяком случае, такие обещания были даны главе британской фирмы. А.Ярроу подобные предложения вполне устраивали: не слишком избалованный заказами от своего Адмиралтейства, он в письме на имя П.П.Тыртова от 25 ноября 1895 года выражал готовность сотрудничать с любым российским заводом. Однако вскоре Морское министерство начали осаждать представители отечественных судостроительных предприятий: предчувствуя выгодные заказы, они наперебой предлагали свои услуги, уверяя, что смогут скопировать британский образец без посторонней помощи. Начальник ГУКиС пошел у них на поводу и от дальнейшего сотрудничества с Ярроу отказался. К сожалению, это решение ни к чему хорошему не привело.

Контракт на постройку первых двух серийных миноносцев типа «Сокол» Морское министерство заключило с частным заводом В.Крейтона в г.Або (ныне г.Турку, Финляндия) 19 марта 1896 года. Чертежи изготовили путем снятия эскизов и шаблонов с корпуса и механизмов головного корабля, но при этом особо оговаривалось, что проект истребителя будет «улучшен»: во-первых, увеличена толщина листов стальной обшивки, во-вторых, применено нефтяное отопление котлов вместо угольного. Здесь уместно отметить, что если первый пункт оказался вполне оправданным (слабость корпуса у всех миноносцев-рекордсменов того периода считалась обычным явлением), то требование об использовании жидкого топлива выглядело далеко не однозначным. Достаточно сказать, что эксперименты с нефтяными котлами в Российском флоте велись уже довольно долго, но к положительным результатам так и не привели.

Зато проект истребителя пришлось основательно переработать. Превращать угольные ямы в нефтяные емкости побоялись — они могли потечь из-за вибрации и, кроме того, могли пригодиться в случае неудачи с жидким топливом (именно это и произошло). Запас нефти (31 т) пришлось разместить в трех поперечных цистернах, расположенных по обе стороны носового и позади кормового котельных отделений, что увеличило длину корпуса с 58 до 60,8 м.

Следующим подрядчиком Морского министерства стал казенный Ижорский завод (Колпино). Два миноносца — «Ястреб» и «Нырок» — строились по чертежам «Сокола» (без увеличения длины корпуса), но также с нефтяными котлами, заказанными Балтийскому заводу. Изготовление элементов корпусных конструкций и разбивка теоретического чертежа кораблей на плазе начались в октябре 1896 года, однако в целом работы велись крайне медленно: реально к сборке корпусов приступили весной следующего года, а спуск на воду состоялся только осенью 1898-го. Основные причины долгостроя — слабость производственной базы, нехватка квалифицированных рабочих, недисциплинированность контрагентов. Достаточно привести такой пример: из первой партии поступившей на завод листовой никелевой стали около 70% пришлось забраковать из-за ее несоответствия стандартам. Не менее красноречив и другой факт: вследствие малой мощности кузнечного оборудования верфи ковка одного ахтерштевня миноносца занимала два месяца. Неудивительно, что к испытаниям «Ястреба» и «Нырка» приступили только в 1899 году.

Не намного лучше обстояло дело и с кораблями, строившимися в Або. Их спустили на воду в мае 1898-го — через два года после официального заключения контракта. Испытания начались в августе и затянулись до сентября следующего года. Результаты их оказались, увы, неутешительными. Контрактной скорости «Коршун» и «Кречет» не развили; нефтяное отопление котлов удовлетворительно работало лишь на скорости менее 18,5 узла. Поскольку в договоре с Морским министерством присутствовал пункт о праве сдачи миноносцев с угольным отоплением, корабли вновь отправили на верфь для переделки котлов.

Аналогичная ситуация сложилась и с истребителями Ижорского завода. Ходовые испытания «Ястреба» и «Нырка» продолжались в течение двух кампаний (1899 и 1900 годов), но потерпели полное фиаско. В частности, «Ястреб», несмотря на все старания, так и не преодолел 25-узловый рубеж скорости. В конце концов с этими кораблями поступили так же, как с «крейтоновскими»: их паровые котлы переделали на угольное отопление, что задержало ввод «Ястреба» и «Нырка» в строй до мая 1902 года.

Впрочем, сомнения в целесообразности экспериментов с нефтяным топливом возникли значительно раньше. Еще 7 июля 1897 года Морское министерство выдало Ижорскому заводу наряд на постройку второй серии миноносцев типа «Сокол» — на сей раз строго по чертежам прототипа, с угольным отоплением котлов. Первоначально говорилось о заказе семи кораблей, из которых шесть должны были быть разборными — они предназначались для отправки на Дальний Восток. Однако, видя, что Ижорский завод оказался не в состоянии выдержать контрактные сроки поставки первых двух истребителей, число заказанных миноносцев уменьшили до пяти (головной — «Беркут»). При этом в проектные чертежи внесли некоторые изменения (в основном касающиеся увеличения толщины обшивки и палубы), что привело к увеличению полного водоизмещения до 258 т (у «Сокола» — 241,5 т). По сравнению с первыми четырьмя кораблями, на узел снизили и контрактную скорость: теперь она составляла 26,5 узла.

Следующая серия миноносцев — сразу 13 единиц — была заказана Невскому заводу (Санкт-Петербург) в сентябре 1898 года. Четыре корабля строились для Балтийского флота и должны были сдаваться полностью готовыми; остальные девять предназначались для отправки на Тихий океан и поэтому выполнялись разборными. Причем контракт предусматривал, что последние будут собраны на болтах в Петербурге, «освидетельствованы» и лишь затем упакованы в ящики и отправлены в Порт-Артур.

Любопытно, что поначалу от услуг Невского завода Морское министерство хотело отказаться: предыдущий заказ на серию миноносцев типа «Пернов» этим предприятием был выполнен из рук вон плохо. Однако теперь правление Товарищества Невского судостроительного и механического завода уверяло, что будет неукоснительно выполнять контрактные сроки и обеспечит высокое качество работ. Назначенная ГУКиС комиссия посетила цеха завода и подтвердила, что технологическая база верфи, в принципе, позволяет построить миноносец за 16 месяцев. Согласно выданному наряду Невский завод должен был представить неразборные корабли к испытаниям в мае — сентябре 1899 года, а разборные отправить в Порт-Артур в 1899 (5 единиц) и 1900 годах (4 единицы, причем последний — не позднее августа). Но по сложившейся традиции эти сроки, конечно же, выполнены не были: строить корабли быстро отечественные верфи, к сожалению, не умели.

Конструктивно «соколы» Невского завода повторяли ижорских предшественников типа «Беркут» — рабочие чертежи последних просто скопировали. Единственным отличием стал состав энергетической установки: балтийские корабли оснащались четырьмя котлами увеличенной паропроизводительности с отоплением как углем, так и нефтью, разборные миноносцы — восемью более компактными угольными котлами. Уже в процессе постройки в проект внесли ряд усовершенствований — в частности, усилили прочность конденсатора, а деревянную палубу в офицерском отсеке заменили стальной.

Необходимость постройки истребителей для Черноморского флота вынудила Морское министерство расширить круг подрядчиков — 12 ноября 1898 года оно заключило контракт с Охтинской верфью в Петербурге, арендованной и оборудованной финской фирмой «В.Крейтон». Здесь в августе следующего года заложили четыре миноносца, представлявших собой копии неразборных «соколов» Невского завода, но имевших по восемь котлов с угольно-нефтяным отоплением. Как водится, контрактные сроки постройки (от 18 до 23 месяцев) не были выдержаны и этой верфью, причем качество выполненных работ, по мнению приемной комиссии, оценивалось как крайне низкое. Испытания кораблей, проходившие в Кронштадте с августа 1901-го до осени 1902 года, сопровождались постоянными неисправностями и отказами механизмов.

Тем не менее 1 декабря 1903 года Охтинская верфь получила наряд на постройку трех, а 10 августа 1905 года — еще двух кораблей типа «Сокол» усовершенствованного проекта (водоизмещение в полном грузу увеличено до 294 т, добавлен второй главный конденсатор, повышена мощность испарителя, усовершенствованы водоотливные средства, калибр торпедных аппаратов увеличен с 381 до 450 мм). Последние истребители серии (головной — «Твердый») собирались на верфи в бухте Улисс под Владивостоком и вошли в строй уже после Русско-японской войны. Таким образом, первый представитель класса истребителей Российского флота, «Сокол», стал родоначальником крупной серии из 32 практически однотипных кораблей. Однако вступление их в строй растянулось на 14 лет — в эпоху стремительного развития военно-морской техники это был немыслимо большой срок.