Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

Первые русские мониторы. Сборник статей и документов

Броненосные башенные лодки типа "Ураган"

В.И. Лысенок

В начале 1863 г. возникла опасность войны между англо-французской коалицией и Россией. Отсутствие на Балтийском море современного флота заставило русское правительство принять срочные меры для защиты Финского залива и морских подступов к столице, так как деревянные винтовые канонерские лодки, спешно построенные в период Крымской войны, не могли обеспечить береговую оборону, а заказанные броненосные батареи (см. сборник статей ''Первые русские броненосцы", Сп-б, 1999) еще находились в постройке.

Капитан 1 ранга С.С. Лесовский и капитан корпуса корабельных инженеров Н.А. Арцеулов, посланные в 1862 г, в Соединенные Штаты Америки для изучения постройки броненосных судов, обратили внимание Морского министерства па броненосные лодки системы шведского инженера Эриксона с вращающейся башней, прообразом которых стал известный "Монитор". В связи с этим министерство разработало так называемую "Мониторную кораблестроительную программу" 1863 г., предусматривавшую строительство 11 мониторов (10 однобашенных и один двухбашенный).

По возвращении из США 16 марта 1863 г. Н.А. Арцеулов представил подробные чертежи и спецификации кораблей типа "Пасаик", указав, что их корпус погружен почти полностью в воду и очень низкий надводный борт представляет мало заметную цель. Кроме того, при небольших размерениях корабли удобны для действий в мелководных стесненных районах Финского залива.

Решение воспользоваться американским проектом вызывалось отсутствием времени, средств и опыта строительства броненосных кораблей. И марта 1863 г. министерство утвердило программу постройки десяти броненосных кораблей ("Ураган", "Тифон", "Стрелец", "Единорог", "Броненосец", "Латник", "Колдун", "Перун", "Вещун", "Лава"). В модельной мастерской Петербургского порта по приказу Управляющего министерством адмирала Н.К. Краббе выполнили модель "американской броненосной лодки", внеся в проект "изменения для улучшения ее конструкции". Для ускорения строительства заказы на постройку кораблей разместили не только на казенных заводах, но по подряду и на частных верфях. Бельгийское общество "Коккериль" обязалось построить лодки в Бельгии и по частям доставить их в Петербург, где собрать на построенной для этого верфи.

Конструкция броненосных башенных лодок в основном повторяла американский тип. Водоизмещение составляло 1500-1600 т, наибольшая длина 61,3, ширина 14, осадка 3,3, высота надводного борта 0,46 м. Корпуса имели большие свесы в носу — для размещения четырехлапого втяжного якоря (впоследствии названного "мониторным") — и в корме — для прикрытия руля и винта от снарядов. Длина кораблей без свесов равнялась 53, ширина 12,6 м.

Корпуса разделялись переборками на шесть отсеков. Поперечный набор корпуса состоял из шпангоутов уголкового железа (100 х 12,7 мм) и дубовых бимсов (300 х 300 мм), коробчатый киль — из 18,9-мм железа, фор- и ахтерштевни - кованые, обшивка из листового 12,7-мм железа. На 51 и 61 шпангоутах устанавливались водонепроницаемые переборки из 12.7-мм железа. От переборки 5) шпангоута в нос под бимсами располагались три ряда железных 50-мм пиллерсов, в корму шел только средний ряд пиллерсов, так как продольные переборки от 53 до 93 шпангоутов составляли дополнительную опору для бимсов. Палуба настилалась из двух слоев сосновых брусьев. Энергетическая установка состояла из двух трубчатых котлов системы Мортона с площадью нагрева 290,7 м2 и давлением пара 1.4 кг/см и горизонтальной двухцилиндровой машины системы Гомфрейса мощностью 340-500 л.с., работавшей на четырехлопастный гребной винт диаметром 3.6 м. Скорость (на разных кораблях) достигала от 6,5 до 8 уз. Кроме того, имелись две паровые двухцилиндровые машины для привода машинного вентилятора (20 л.с.) и для подъема и поворота орудийной башни (15 л.с.).

Запаса угля (190 т), хранившегося в двух бортовых и одной средней угольных ямах, хватало на 10 суток хода при скорости 6 узлов. Две центробежные помпы системы Гвина производительностью 2.8 и 5,5 т/мин могли откачивать воду из подбашенного и машинного отделений.

Вооружение первоначально состояло из двух 229-мм стальных гладкоствольных орудий, заряжавшихся с дула, с чугунной оболочкой, размещенных в башне высотой 2.7 и внутренним диаметром 6,38 м. Башня сверху усиливалась рельсовым железом. Рельсы, уложенные на расстоянии 75 мм один от другого, закрывались сверху железными листами толщиной 12.7 мм с просверленными для вентиляции отверстиями.

Для лучшего обзора при наведении орудий в крыше имелись два люка. На башне устанавливалась рулевая рубка, защищенная дополнительно по периметру башни коечными сетками. Сверху над рубкой и башней предусматривался брезентовый тент. Всей массой башня опиралась на опорное палубное кольцо. Для поворота башни требовалось сначала ее приподнять, чтобы перенести тяжесть на центральную колонну диаметром 305 мм, опиравшуюся на днищевой фундамент, затем повернуть и снова опустить.

Что касается бронирования, то по спецификации, составленной капитаном Арцеуловым, борта, башни и рубки предполагалось защитить дюймовой броней в несколько слоев. Вопрос о применении сплошной брони хотя и поднимался, но отечественной брони нужной толщины не было, а завод "Джон Браун и К°" в Шеффилде, согласившийся ее изготовить, заявил слишком большие сроки.

Для ускорения строительства кораблей решили проект оставить без изменений, тем более что отечественные заводы к тому времени уже освоили выпуск броневых листов толщиной 25.4 мм. Борта бронировались в пять слоев (три слоя шириной 1,5, четвертый 1,2, пятый 0,75 м), башни — в одиннадцать, рубки — в восемь. В шесть слоев бронировался кожух дымовой трубы на высоту 2,1 м.

По боевому опыту применения бронированных судов русские инженеры внесли в проект ряд изменений. Так, для усиления крепления брони в носовой оконечности, под свесом, часть деревянной подкладки заменили железными полосами толщиной 127 мм, пространство вдоль борта под свесом зашили деревянными брусьями, вследствие чего возросли плавучесть корпуса и защита от таранов. Контр-адмирал С.С. Лесовский в спецификации, составленной для бельгийского общества "Коккериль", потребовал уложить вместо деревянных бимсов над паровыми котлами и около дымовой трубы железные, увеличить толщину боевой рубки до одиннадцати слоев, а башни сместить в нос на 0,9 м для улучшения дифферентовки. Увеличили на 250 мм и диаметр дымовой трубы.

Исправленную спецификацию 15 июня 1863 г. приняли к исполнению. Для звукоизоляции (при ударах ядер в стенки башен) по предложению полковника А.Я. Гезехуса, сменившего скончавшегося Арцеулова, внутренний, последний, ряд брони положили на плотный овечий войлок.

С началом постройки кораблей немалые трудности испытало Новое адмиралтейство. Значительной реконструкции подверглась верфь, не приспособленная для строительства броненосных судов. Встретились затруднения и с наймом мастеровых, которых требовалось до 300 человек в день. Для найма Кораблестроительный департамент запросил даже приволжские губернии о присылке мастеровых. К работам по строительству привлекались и морские команды, находившиеся в С.-Петербурге. Башни, бронекожухи на трубы, штурвалы и прочее оборудование заказали на Ижорском заводе. Гибку килевых листов выполнили на частном заводе "Дей и К°".

Для наблюдения за постройкой Кораблестроительный департамент назначил ответственных лиц. Установку набора проверяли особые комиссии, и платежи производились только с их ведома. За изготовлением механизмов наблюдал инженер-механик штабс-капитан А.Д. Приббе, вооружение и снабжение возложили на командира "Урагана" капитан-лейтенанта Н.А. Фесуна, капитан-лейтенант И.П. Белавенец определял места под компасы, общее наблюдение за строительством кораблей осуществлял капитан-лейтенант И.Ф. Лихачев. В Бельгии части лодок изготовлялись под наблюдением капитан-лейтенанта А.И. Федорова, а их сборку в С.-Петербурге производили под контролем подпоручика Х.В. Прохорова.

В течение марта — июня 1864 г. все лодки спустили на воду. Котлы и машины устанавливались в период достройки. Машины для "Урагана", "Тифона", "Стрельца" и "Единорога" изготавливал завод Берда, для "Броненосца" и "Латника" — завод Карра и Макферсона, для "Лавы" и "Перуна" — Ижорский завод, для "Колдуна" и "Вещуна" — общество "Коккериль".

Орудия предполагали установить на заводах-строителях в С.-Петербурге, но опасались увеличения осадки и связанных с этим трудностей при проводке кораблей в Кронштадт. В виде опыта вооружили только "Колдун" и "Вещун", которые благополучно прибыли в Кронштадт. Кроме "Латника", пришедшего под парами своим ходом, все остальные корабли доставили в Кронштадт на буксире других судов.

В 1864 г. ходовые испытания прошли только "Броненосец", "Колдун" и "Вещун", испытания остальных из-за ранних морозов перенесли на весну 1865 г. Их проводили на Большом Кронштадтском рейде и в районе между Кронштадтским и Лондонским плавучими маяками. Результаты испытаний в целом признали удовлетворительными.

Приемная комиссия отмечала, что лодки на переднем ходу руля и машин слушаются хорошо и усилий двух человек достаточно, чтобы переложить руль на борт на 40°. Через 10-15 секунд после перекладки корабль ложился на новый курс. Время полной циркуляции составляло 5 мин, а реверс с полного переднего на полный задний ход—от 2,5 до 4 мин. Отмечалось, что качка у кораблей плавная, с размахами от 5 до 9°.

Лучшими мореходными качествами, по мнению комиссии, обладал "Колдун", наихудшими — "Латник". На некоторых лодках при работе всех механизмов, в том числе и вспомогательных, одновременно падало давление в котлах. Позже на "Вещуне" установили вспомогательный котел (за счет ликвидации средней угольной ямы), что, однако, значительно сократило дальность плавания. Отмечались и общие недостатки кораблей: слабость носовой части, повреждавшейся от ударов волн и передававшей вибрации корпусу; отсутствие устройств вращения башни вручную в случае поломки машины; недостаточная защита верхней палубы от навесного огня.

Позже выяснилось, что на ходу при сильном волнении вода заливает палубу и попадает под основание башни, на горячие части машин подбашенного отделения, в результате чего образуется пар. проникающий в башню. Перед башней образуется бурун, отдраить ставни амбразур невозможно. После выполнения всех работ каждый подрядчик получил установленную Кораблестроительным департаментом сумму (600 тыс. руб. за каждый корабль).

В течение 1865 г. все корабли вошли в состав флота. В 1869 г. броненосные башенные лодки перевели в класс мониторов. За год до того их перевооружили новыми 381-мм гладкоствольными чугунными орудиями, отлитыми в Петрозаводске по образцу американских дальгреновских.

С принятием нового вооружения увеличилась осадка, и, чтобы сохранить ее в допустимых пределах, пришлось убрать часть балласта. В 1878 г. последовало очередное перевооружение: на мониторы установили 229-мм стальные нарезные орудия Обуховского - завода с боезапасом по 150 выстрелов на ствол, который хранился первоначально в ящиках, но после переделки крюйт-камер - на стеллажах.

На мониторе "Колдун" с 1873 по 1876 гг. проводились опыты по подъему башни с помощью гидравлического подъемника, изготовленного по чертежам, полученным из Америки. Первые испытания оказались неудачными из-за конструкции самого подъемника. В 1875 г. после ряда переделок испытания продолжили. В кампанию 1875-1876 гг. башню поднимали 24 раза, время подъема составило от 3 до 7 мин, что признали неудовлетворительным. Опыты прекратили.

В ходе эксплуатации в результате модернизаций силуэт мониторов претерпел значительные изменения. В корму от башни соорудили ходовой мостик, куда на ростры подняли с палубы шлюпки, что увеличило угол обстрела орудий до 310°. Кожух светового люка также подняли до уровня мостика, что позволило держать его открытым во время хода.

Изменилось вооружение— на спонсонах башни установили три скорострельных орудия. Для защиты орудийной прислуги крышу башни обнесли бронированным фальшбортом. Еще одно орудие установили на мостике за трубой. Для защиты палубы от навесного огня решили забронировать ее 12,7-мм броней. Палубные броневые листы (2,7 х 0,98 мм) положили поверх деревянного палубного настила; перед установкой брони палубы прокрашивали несколько раз суриком.

Для мониторов "Ураган". "Тифон", "Стрелец", "Единорог" и "Вещун" броню заготовили, подогнали по месту, пронумеровали, просверлили, заготовили болты и сдали на склад.

После вступления в строй корабли вошли в состав броненосной эскадры и долгое время совместно с кронштадтской крепостной артиллерией обеспечивали защиту подступов к С.-Петербургу. В 1892 г. их перевели в класс броненосцев береговой обороны.

Корабли, несмотря на различные факторы, затруднявшие постройку, оказались очень добротными. Так, 22 июня 1894 г. комиссия, назначенная приказом Главного корабельного инженера порта, освидетельствовала корпус "Перуна", находившегося в Николаевском доке, и нашла его в удовлетворительном состоянии.

В 1900 г. все десять кораблей исключили из списков флота и сдали в порт для использования в хозяйственных нуждах. Позже "Колдун", "Латник", "Броненосец", "Вещун" и "Стрелец" переделали в угольные баржи, для чего с них сняли броню, бортовую дубовую подушку, в корпусе устроили три трюма, для откачки воды в 1-и 2-м трюмах поставили две ручные помпы. Стоимость переделок на разных кораблях обошлась от 44 до 61 тыс. руб.

В 1909 г. по решению МТК корпуса бывших мониторов "Тифон" и "Единорог" переделали в плавучие минные склады и вновь зачислили в состав флота как блокшивы № 3 и № 4. Блокшив № 3 в 1918 г. захватили в Гельсингфорсе белофинны, а блокшив № 4, находясь в распоряжении минно-торпедного управления, принял участие в Великой Отечественной войне, обеспечивая боевую деятельность кораблей Балтийского флота; уже после войны его сдали на слом. "Лава" и "Перун" стали соответственно блокшивом № 1 и блокшивом лоцманской службы. В 1916 г. блокшив № 1 переоборудовали в госпитальное судно, приказом по ГМШ ему возвратили старое название "Лава": 22 апреля 1918 г. корабль вновь исключили из списков флота.

С постройкой этих кораблей русские кораблестроители приобрели опыт для создания броненосного флота, доказали, что можно строить корабли полностью из отечественных материалов. Корабли долгое время служили школой подготовки флотских кадров. Под командованием таких талантливых адмиралов, как И.Ф. Лихачев и И.Г, Бутаков моряки осваивали новую технику и тактику броненосного флота.

Постройка и испытание броненосных башенных лодок типа «Ураган»

Название Место постройки

Даты

Скорость

(узлы)

Дата приемки в казну
закладки спуска на воду испытания
 

 

«Броненосец» Завод Карра и Макферсона 12 декабря 1863 12 марта 1864 9 октября 1 864 7,75 25 января 1865
«Латник» » » » 12 декабря 1863 10 марта 1864 31 мая 1865 5 9 июля 1865
«Тифон» «Новое адмиралтейство» 19 ноября 1863 14 июня 1864 19 июня 1865 6,7 Нет сведений
«Ураган» » » 19 ноября 1863 15 мая 1864 31 мая 1865 6.5 » »
«Лава» Завод Семянникова и Полетики 3 декабря 1863 27 мая 1864 12 июля 1865 6,5 20 августа 1865
«Перун» » » » 3 декабря 1863 18 июня 1864 16 августа 1865 6,75 20 августа 1865
«Единорог» «Галерный островок» 19 ноября 1863 21 мая 1864 19 июня 1865 5,75 15 июля 1865
«Стрелец» » » 19 ноября 1863 21 мая 1864 6 июля 1865 6 15 июля 1865
«Вещун» Общество «Коккерилъ и К"» в Бельгии; собрана на Гуттуевском острове в СПб. на верфи того же общества 27 ноября 1863 26 апреля 1864 21 июля 1861 6,75 Нет сведении
«Колдун» То же 27 ноября 1863 26 апреля 1864 21 июля 1864 6 » »

Спуск однобашенных 2-х пушечных броненосных лодок: «Латник» и «Броненосец»

(Из журнала "Морской сборник" № 4 за 1864 г.)

10 и 12 марта спущены первые броненосные однобашенные лодки (мониторы) "Латник» (командир капитан-лейтенант князь Вадбольский) и «Броненосец» (командир капитан-лейтенант Купреянов), строившиеся на верфи балтийского строительного, литейного и механического заведения гг. Макферсона и Карра в Чекушах.

Вот подробности этого спуска первых еще, построенных у нас броненосных судов. Спуск лодки «Латник» был назначен 9 марта в 3 ч. пополудни. Для этого во льду против эллинга выкололи майну длиной 80, а шириной 1 5 сажень, и, чтобы удержать судно, которое при остром образовании своей кормы и малом возвышении борта могло с расхода нырнуть в воду или удариться об лед, были заложены за кильсоны лодки две канатные цепи в 1 1/2 д. и поданы через средний люк на палы на стапеле, чтобы служить задержниками.

Для постепенного же удерживания лодки, на канаты, через каждую сажень, были положены найтовы из 2 д. троса, взятые на те же палы. Пол кормой, для представления большего сопротивления воды и для предохранения руля и винта в случае удара об лед, поставили широкий и наклонный шит из досок. Высота воды на конце фундамента 10 дюймов (при ординарной воде). Полозья вместо обыкновенных задержников были в верхнем конце их скреплены с фундаментом, каждый восемью болтами. Вообще фундамент был устроен необыкновенно легко, что серьезно беспокоило весьма многих, но, к счастью, напрасно.

В понедельник в 3 часа начался спуск лодки. Выколотили стапельные блоки и подпоры, отрезали верхние концы полозьев, но лодка не двинулась. Нужно было принять меры, чтобы столкнуть ее в воду, а так как, не рассчитывая на неудачный спуск, для этого ничего не подготовили, то пришлось прибегнуть к перлиню, который подали с одной стороны лодки и тянули через блок вручную.

Когда он лопнул три раза, не подвинув лодки, за полозья с обеих сторон заложили кабельтовы, и с помощью их и двух домкратов лодка стала подвигаться, но так медленно, что движение было едва заметно. Наконец в 7 1/2 ч. вечера прекратили работы. Причины этой неудачи предписывали тому, что сало под полозьями, положенное почти за две недели перед тем, выветрилось и замерзло до того, что при движении, данном лодке кабельтовыми и домкратами, оно даже не могло разогреться, а выкрошилось и рассыпалось, как сухой песок.

До 7 1/2, часов, когда были прекращены работы, судно подалось на 24 фута.

На другой день, за концы кабельтовых, взятых от полозьев с каждой стороны, были заложены тали, и с помощью их, двух домкратов и двух ваг, заложенных также с двух сторон, в 9 часов утра начали тащить лодку. Она двигалась очень медленно, как и накануне, к тому же в этот день было холоднее, что, без сомнения, немало мешало движению по замерзшему уже салу.

В 11 1/2 часов, подвинув лодку еще фут на 20 вперед, за оба полоза было заложено еще по одним большим талям. В 1 ч. лодка пошла немного скорее прежнего и, постепенно увеличивая ход, сошла благополучно в воду. Скорость при этом была очень велика, и лодка не дошла до конца майны, а остановилась, отойдя немного более V<2 длины судна от конца фундамента, причем оборвала с левой стороны 7, а с правой 1 4 найтовов. Из предосторожности, на палубе никого не было, и вода, остановленная шитом, даже не замочила ее.

Лодка углубилась с полозьями: кормой 6 ф. 9 д., носом 3 ф. 8 д. (дифферент 3 ф. 1 д). По отнятии полозьев: кормой 6 ф. 11 д., носом 3 ф. 9 д. (дифферент 3 ф. 2 д.). Перелом в 3/8 дюйма оказался только на другой день после спуска. Это приписывают тому, что в день спуска было очень холодно и железная палуба, стянутая морозом, не позволила оконечности судна опуститься.

На другой же день, сильно разогретая солнцем, она растянулась и оказала перелом, упомянутый выше. Над этим теперь, пользуясь ночными морозами, делаются наблюдения, результаты которых будут весьма интересны. Жаль, что до сих пор нет более точных средств определения перелома, изменения в котором должны быть очень велики, для того чтобы быть замеченными при настоящем грубом способе. Воды в трюме также не оказалось в первый день спуска. Там был лед, оставшийся от воды, которой пробовали лодку. На другой же день, когда лед растаял, ее оказалось до 8 д. и прибывало по 1 дюйму в сутки, вероятно, из кингстонов, пропускавших воду.

В четверг 12 марта, в 12 часов, была спущена другая лодка «Броненосец», Спуск ее, устроенный точно таким же образом, удался как нельзя лучше, в присутствии г. Управляющего Морским министерством, генерал-адъютанта Н.К. Краббе и многочисленной публики. Лодка сошла на воду плавно и легко, обрывая один за другим найтовы, и дошла до самого конца майны, поднимая перед шитом массу воды, которая, однако, только слегка замочила палубу.

Читатели наши знакомы уже отчасти, в общих чертах, с этими лодками, которые суть снимок с американских мониторов, и поэтому мы не станем описывать их здесь подробно. Вот главные размерения их: наибольшая длина 21 ф., длина между штевнями 1 59 ф. 2'/2 д., наибольшая ширина 46 ф., глубина интрюма 11 ф. 10 д., углубление 11 ф. 5 д. Водоизмещение: верхней части 757,62 тонны, нижней части 808,25 тонны. Всего 1565,87 тонны.

К постройке их было приступлено 5 июня 1863 года. Постройка корпуса лодки, башни и изготовление 160-сильного судового и 30-сильного башенного механизмов производились с подряда заказчиками гг. Карром и Макферсоном из их материалов, их средствами и мастеровыми.

До спуска лодки «Латник» на постройку было употреблено около 35000 пудов железа, на лодку же «Броненосец» немного более 36000 пудов. Общая контрактная сумма за каждую лодку 568956 руб. 50 коп. серебром.

Наблюдавший за работами на этих двух лодках — корабельный инженер штабс-капитан Коршиков.

Лодки спущены без машин, башенных механизмов и вообще без всяких тяжестей. Корпус их совершенно окончен, но «Броненосец» в отношении готовности несколько впереди «Латника». Так, например, броня первого, состоящая, как на всех мониторах, из пяти однодюймовых листов, посередине судна уже на месте и закреплена, так что остается только закрыть кормовой и носовой свесы по длине около 30 футов; тогда как последний спущен совсем без брони и только с двумя третями из всего числа деревянных чаков и брусьев, составляющих подкладку.

Внутренние железные работы, как то: устройства переборок, угольных ящиков и проч., на обеих лодках почти закончены. Машины, башни, башенные механизмы, брашпили и пушечные станки их собираются в мастерской, и некоторые из них уже почти готовы, так что к началу лета мы надеемся видеть наших первых, так сказать, доморощенных броненосцев готовыми к службе.

Шель постройки этих лодок есть прибрежная оборона Кронштадта, представляющего для судов этого рода такие местные удобства, которые редки в других местах, и потому, при вооружении той громадной артиллерией, которую предполагают поместить на них, можно надеяться, что наши небольшие броненосцы будут весьма действительным дополнением береговой зашиты Кронштадта.

Спуск однобашенных 2-х пушечных броненосных лодок «Вещун» и «Колдун»

(Из журнала "Морской сборник" № 5 за 1864 г.)

В воскресение 26 апреля спущены с верфи Гутуевского острова еще две броненосные лодки «Вещун» (командир капитан-лейтенант Казнаков) и «Колдун» (командир капитан-лейтенант Карпов), строившиеся обществом Коккериль.

Спуск лодок был назначен в 12 часов, но за два часа до срока последовала отмена его до вторника, сделанная, однако, уже слишком поздно, потому что в ожидании спуска стапель-блоки были уже выбиты, и лодки, без сомнения, нельзя было оставить только на нескольких подпорках на такое долгое время. Вследствие этого спуск совершился несколько позже, в присутствии г. директора кораблестроительного департамента контр-адмирала А.В. Воеводского и многочисленной публики, в числе которой было много дам и воспитанников Морского Кадетского Корпуса и Артиллерийского и Инженерного училищ.

В 2 часа последние подпоры были выколочены, крючья, заменявшие задержники, отвернуты, и красивая белая масса монитора двинулась по полозьям, при криках "ура" и звуках народного гимна «боже царя храни». «Вещун», немного нырнув кормой, грациозно всплыл на воду и, выйдя на средину и подняв штандарт Государя Императора, флаг и гюйс, стал на якорь немного ниже эллинга. За ним через четверть часа последовал близнец его «Колдун», при таких же криках "ура" и громе музыки.

Таким образом, броненосный флот России увеличивался еще двумя судами, а два старших брата, мониторы «Латник» и с Броненосец», спущенные 10 и 1 2 марта, увидели на воде еще два судна, назначенных вместе с ними для прибрежной зашиты Кронштадта и столицы.

Лодка «Вещун» углубилась с полозьями: кормой 9 ф. 6 1/2 д., носом 7 ф. 1/2 д. «Колдун» с полозьями: кормой 9 ф. 7 д., носом 6 ф. 4 д. Перелома нельзя было определить точно, потому что мишени, поставленные для этого на палубах, были снесены водой, в то время, когда кормы лодок нырнули.

Воды в трюме первое время не было, но потом она начала прибывать, пробираясь в клапаны и краны холодильников. На другой же день, утром, по исправлению этого и по выкачке воды, в трюме осталось ее не более 2-х дюймов. Разница в углублении

лодок произошла от того, что на палубе «Вещуна» в носовой части была положена броня, которую пригоняли на место. По распоряжению высшего начальства, палубная броня не будет накладываться, а только пригоняться, и пронумерованные листы ее сдадутся в порт. На случай же надобности она может быть положена на место в несколько дней.

Степень оконченности работ до спуска на этих двух судах дала возможность присутствующим познакомиться вообще с наружным видом мониторов. На них были положены первые (внутренние) листы башен, достаточно, таким образом, обрисовавшие последние, и нижние колена дымовых труб, так что для составления полного понятия об оригинальной фигуре этих судов на воде, недоставало только рулевых рубок на башне.

После спуска контр-адмирал Воеводский объехал суда на маленьком портовом пароходике, а потом канонерская лодка отвела их к пристани около эллингов, где они и будут окончательно отделываться.

Размерения их те же, что и прежних двух, и потому мы не станем приводить их здесь.

Постройка корпуса лодок, изготовление башен и паровых механизмов (160-сильного и 30-сильного башенного), производились с подряда обществом Коккериль, на его заводах в Серинге, в Бельгии. Затем части корпуса, башен и механизмов были доставлены в Петербург и собраны на устроенной нарочно для того обществом верфи на Гутуевском острове. Общая сумма за каждую лодку составляет 2190892 франка 78 сантимов или, считая с доставкой казенными средствами материалов общества из Кронштадта на Гутуевский остров, около 619000 рублей серебром.

Лодки эти спущены в гораздо большей степени готовности, чем две предыдущие, броня и вообще все по корпусу их уже окончено. Машины, как судовая, так и башенная, и котлы уже поставлены. В настоящее время оканчивают отделку и вообще внутренние столярные работы; для окончательного же изготовления лодок остается докончить башни, рубки и другие мелочи. На днях строители, в руках которых лодки еще находятся, предполагают сделать пробу машин на швартовах.

Спуск однобашенных броненосных лодок «Лава», «Перун» и «Тифон» и двухбашенной лодки «Смерч».

(Из журнала "Морской сборник" № 7 за 1864 г.)

27 мая с верфи гг. Семянникова и Полетики спущена первая из двух строившихся там двухпушечных башенных броненосных лодок «Лава» (командир капитан-лейтенант Маневский), а 18 июня вторая лодка «Перун» (командир капитан-лейтенант барон Клод 2-й). Спуск их удался как нельзя лучше.

К постройке этих лодок было приступлено 15 июня 1863 года. Постройка корпуса лодок из английского и прусского железа, с употреблением дуба и сосны для подкладки под броню, палубной настилки и внутренней обшивки, а роено изготовлением башни, рулевой рубки и 30-сильного башенного механизма, производились с подряда на заводе гг. Семянникова и Полетики из всех материалов заводчиков и их мастеровыми.

Общая контрактная сумма за работы по построению лодок и изготовлению башен и механизмов составляет 488950 р. за каждую. До спуска лодок в воду на постройку их употреблено 81210 пудов железа. Наблюдающий за работами корабельный инженер штабс-капитан Александров. 1 60-сильные судовые механизмы изготовляются на адмиралтейских Ижорских заводах.

По спуску на воду лодки углубились без полозьев: «Лава» носом 7 ф., кормой 8 ф. 1 д., дифф. 1 ф. 1 д. «Перун» носом 6 ф. 4 д., кормой 8 ф. 1 д.

Перелом на лодке «Лава» 1/2, дюйма, на лодке «Перун» 3/4 дюйма. Воды в первой 1/2 дюйма, а в последней не оказалось ни капли.

Корпусы лодок совершенно окончены, на них настилают палубу. Внутреннее устройство еще не начато. Башни, башенные механизмы и вентиляторы готовы и собраны на заводе. В настоящее время на лодке «Лава» уже ставят котлы.

4 июля с верфи Нового адмиралтейства спущена башенная лодка «Тифон» (командир капитан-лейтенант Федоровский). Лодка эта построена на счет казны, так же как и лодка «Ураган», спущенная 1 5 мая, и потому все подробности постройки, иены и количество израсходованных до спуска материалов совершенно те же, что и для лодки «Ураган».

По спуске лодки на воду перелому оказалось 1/2, дюйма. Воды не было.

Вслед за « Не тронь меня » сошла на воду двухбашенная двухпушечная двухвинтовая броненосная лодка «Смерч». Это четвертое башенное судно системы Кольза в Европе. Первое, как мы знаем, есть датская лодка «Rolf Krake<», за которой появились два английских башенных судна, «Royal Sovereign<» и «Prince Albert<». Наша лодка совершенно подобна первой. Вот главные размерения ее:

Наибольшая длина ................................................ 190 ф. 6 д.

Длина по С. W. L. .................................................. 138 ф. 8 д.

Наибольшая ширина ............................................. 38 ф. 2 д.

Глубина интрюма .................................................. 14 ф. 3 д.

Водоизмещение ..................................................... 1401,52 тон.

Строевых тонн ........................................................... 1246  33/34 тон.

Углубление в полном грузу ................................... 10 ф. 6 д.

К постройке было приступлено 7 августа 1 863 г. Постройка лодки из английского железа, с употреблением тика, луба и сосны для подкладки под броню, ватервейсов верхней палубы, палубной настилки и внутренней обшивки производилась с подряда судостроителем Карлом Митчелем на Галерном же островке, из его материалов и его мастеровыми. Пособия от казны заключались в том же, что и для батареи «Не тронь меня».

Железная прокатная броня изготовлена на заводе Биль и К° в Англии. До спуска корпуса лодки на воду употреблено 31434 пула железа разных сортов и 14880 пудов блиндажных плит.

Общая подрядная сумма за работы составляет по современному курсу 405000 рублей. В счет ее уплачено подрядчику 285900 р.

Наблюдавший за работами корабельный инженер поручик Соболев.

200-сильный судовой механизм заказан на заводе гг Модзлей и Оильд в Англии, за 9000 руб.

По спуске на воду лодка углубилась: без полозьев носом 5 ф. 8 д., кормой 7 ф. 7 д., дифф. 1 ф. 11 д. Перелом /4 л. Корпус лодки совершенно готов, кроме откладных фальшбортов; внутренняя отделка только что начата; плиты брони наложены по всему борту, кроме башен, тиковая подкладка которых также на месте. Котлы и тяжелые части машины грузятся в настоящее время.

Таким образом Россия, имеет теперь на воде 1 3 броненосных судов, из которых первое, построенное в Англии, 24-х пушечная батарея «Первенец», уже вышло на рейд в Кронштадте и, вероятно, в продолжение нынешнего лета будет служить предметом любопытства для нашей публики, которая не видала еще не разу броненосного судна.

Лодки «Вещун» и «Колдун» делали пробы своих как башенных и вентиляционных, так и судовых механизмов, в присутствии комиссии, назначенной для их осмотра. Вентиляторы работали весьма исправно. Башни делали полный круг в 1 м. 32 с. времени весьма легко и плавно. Обе эти лодки уже ушли в Кронштадт.

Известие об испытаниях 2-х пушечных башенных броненосных лодок «Колдун» и «Вещун»

(Из журнала "Морской сборник" № 8 за 1864 г.)

25 июня броненосные лодки «Вещун» и «Колдун», перейдя бар реки Невы на буксире пароходов (Здесь нельзя не сказать несколько слов о переходе этих лодок через бар. Они, посаженные по возможности на ровный киль, сидели кормой до 10 фут и готовились к переходу через бар, посредством подъема на проводных ботах, так как сначала постоянно высокая вода на баре, в эти дни не поднималась выше 9 1/2 фут. Подъем на боты сопряжен с некоторыми трудностями, и работа эта, без сомнения, задержала бы лодки еще на несколько дней. К счастью, им удалось пройти бар, несмотря на то что сидели 10 ф. 1 д., совершенно благополучно, даже в то время, когда вода начала уже сбывать, и на плавучем маяке, стоящем у бара, показывалась глубина в 9 1/2 фут. Таким образом разъяснился вопрос о проводке всех остальных броненосных лодок, которые вследствие этого могут пройти весьма легко, не прибегая к трудной работе подъема на боты) и разведя за баром пары, вошли в Кронштадт и зашли в гавань, для окончания работ; а 14 июля вышли на восточный рейд и вступили в состав эскадры броненосных судов, находящейся под командой контр-адмирала Лихачева, уже готовыми к принятию Государя Императора, который посетил эскадру на следующий день.

18 июля на обеих лодках производилась частная заводская проба машин. Лодка «Вещун» снялась с якоря и ходила в продолжение двух часов между Кронштадтом и Петербургом. Машина ее работала в это время совершенно исправно и так тихо и спокойно, что, стоя на башне, не было слышно ни малейшего сотрясения.

При легком ветре от О, идя малым ходом, при 58 оборотах машины и 14 ф. пара лодка имела 5 узлов хода. Полным же ходом, при 18 ф. пара и 72 оборотах, она достигла, одно время, 8,4 узлов. Углубление при этом было: ахтерштевнем 11 ф., форштевнем 9 ф. 1 д. Дифферент 1 ф. 11 д., имея одну треть полного груза угля, почти полный запас провизии и балласт вместо ядер и не имея ни пороха, ни бомб. После этого производилась проба на лодке « Колдун», на которой давали ход машине, не снимаясь с якоря.

21 июля была произведена официальная проба лодок, в присутствии членов назначенной для сего комиссии и кораблестроительного технического комитета, которые прибыли на лодку «Вещун» около 11 часов, В 11 3/„ ч. монитор снялся с якоря и пошел на большой рейд, в сопровождении парохода «Владимир», под флагом начальника эскадры броненосных судов.

По случаю свежего ветра и волнения, испытание ограничилось только проходом за большой рейд, не заходя на пробную вымеренную милю. Результаты пробы были следующие. Малым ходом, при 58 оборотах винта и 19 ф. пара, монитор имеет 5.1, узлов. Выходя на большой рейд и имея волнение по левую сторону, с носа, лодка шла совершенно спокойно, отражая волны, которые разбивались о железные борта ее, как о скалу, обдавая брызгами всю носовую часть. В это время, идя полным ходом, при 66 оборотах машины, 18 ф. пара, она шла со скоростью 6 1/2, узлов.

После этого, поворотив несколько раз поперек волнения, чтобы испытать боковую качку, которая оказалась весьма плавной и ровной, монитор поворотил назад, причем имея такое же, как и прежде, число оборотов винта, 1 9 ф. пара и волнение в корму, скорость его дошла до 7 1/2 узлов.

По приходе на восточный рейд был сделан один опыт над поворотливостью. Положили руль лево на борг (при ходе в 7 1/2 узлов), и лодка описала полный круг в 4 минуты 30 секунд. Диаметр циркуляции — около двух длин судна. Вообще при настоящем углублении и дифференте (которые в этот раз были те же, что и при первой пробе) монитор оказался судном, хорошо слушающим руля и требующим весьма небольшого движения его, хотя сначала и повинуется ему немного туго.

В это же время члены комиссии наблюдали действие вентиляторного и башенного механизмов, которые действовали как нельзя более исправно. Башня делала полный оборот в 1 минуту 25 секунд весьма плавно, хотя быстрый перевод с одного хода на другой и сопровождался небольшим сотрясением как самой башни, так и капитанской рубки. Этим окончились испытания на лодке «Вещун», которая стала на якорь

Идя на большой рейд и проходя под кормой фрегата «Ослябя», под флагом контр-адмирала Лесовского, которого нельзя не считать в числе лип, способствующих введению у нас мониторов, и который на другой же день своего прихода из Америки имел удовольствие видеть первый русский монитор, идущий на пробу, — «Вещун» был встречен громкими криками "ура" с обоих фрегатов эскадры.

С лодки «Вещун» комиссия переехала на «Колдун», испытания которого производились на восточном рейде. Идя против ветра при 68 оборотах машины и 20 ф. пара, лодка эта имела 63/4 узлов хода, попутным же ветром, при 64 оборотах и 1 9 ф. пара, 7 1/2, узлов.

Результат опыта над поворотливостью был так же удачен, как и в первой лодке. Она при руле лево на борт описала полный круг в 4 минуты 1 5 секунд. Диаметр циркуляции тот же. Пройдя во время этих опытов до меридиана Лисьего носа, лодка «Колдун» воротилась на свое место и бросила якорь.

13 июня броненосная батарея «Первенец» воротилась из практического плавания, во время которого заходила в Ревель и Балтийский порт. В настоящее время она производит опыты над поворотливостью, которые делаются по особенной программе.

Лодки «Вещун» и «Колдун» в настоящее время принимаются от заводчиков комиссией, которая окончит приемку их в казну испытанием их при пальбе из орудий. Это испытание будет вместе с тем и испытанием для всей системы этих судов, хотя уже и выдержавших боевую пробу в Америке, но не испробованных еще здесь. С нетерпением ожидаем результатов этих интересных опытов.

Пробное плавание однобашенной броненосной лодки «Вещун»

(Из журнала "Морской сборник" № 9 за 1864 г.)

3 августа монитор «Вещун», под командою капитан-лейтенанта Казнакова, вышел из Кронштадта в первое пробное плавание в море, в сопровождении парохода «Владимир», под флагом начальника эскадры броненосных судов контр-адмирала Лихачева, и в тот же вечер бросил якорь в Транзунде. Выйдя отсюда утром на другой день, он направился в Ревель и прибыл туда 5 августа в 3 часа ночи, сделав весь переход с небольшим в 20 часов, как нельзя более спокойно и удачно.

В Ревеле монитор простоял три дня, в продолжение которых был предметом весьма понятного любопытства жителей, в первый раз видевших в своей гавани судно типа мониторов, построенных в Европе. От 3 часов пополудни и до вечера (время, назначенное для посещения) палуба его была полна любопытными, осматривающими его во всех подробностях.

«Вещун» вышел из Ревеля 8'/2 часов утра 8 числа и в тот же день в 4 часа пополудни бросил якорь на Гельсингфорском рейде. Легкая зыбь, встреченная им на переходе, позволила сделать наблюдения над качкой его, весьма легкой и спокойной, не превышающей 14 размахов в сторону в 1 минуту. При этом же на палубу попадали брызги, которые, однако, были так малы, что люки оставались открытыми во все время перехода.

Прием монитора в Гельсингфорсе, жители которого более моряки в душе, чем реальные, был еще торжественнее: несмотря на дождливую погоду, монитор был в полном смысле осажден любопытными для перевоза которых не хватало не только шлюпок с монитора и парохода «Владимир», но и почтового катера, назначенного командиром порта для перевозки желающих.

11 числа в 31/2 часа монитор снялся с Гельсингфорского рейда в сопровождении своего неразлучного спутника парохода «Владимир», спустившего флаг начальника эскадры, потому что контр-адмирал Лихачев накануне этого дня, перенеся флаг на клипер «Всадник», ушел в море для испытаний.

«Вещун» пошел из Гельсингфорса шхерами и, дойдя до острова Стура-Пеллинг, бросил якорь. На следующее утро, снявшись в 5V<2 часов с якоря, он вышел в море, не замедлившее представить случай к серьезному испытанию качества судна. Вскоре по выходе ветер усилился и произвел огромное волнение, которое монитор выдерживал прекрасно.

Закупорившись как бочонок, он твердо принимал волны, которые обрушивались на него, били в башню и обдавали стоявших в ней, причем монитор имел ходу не менее 6 и 5 3/4 узлов. Около полудня ветер и волнение, при пасмурности и дожде, еще более усилились, так что монитор должен был встать на якорь в Роченсальме, где туман и дождь задержали его до утра 14 числа.

В этот день, выйдя рано утром, он снова встретил сильную зыбь и свежий ветер, которые к полудню опять усилились. В 1 ч. пополудни снова нашла пасмурность, и монитор стал на якорь за о. Питконасом, откуда вышел на другой день опять с сильной зыбью и, придя в Транзунд, остался там ожидать прибытия начальника эскадры, который пришел на лодке «Горностай» вечером 16 числа, а 17 рано утром «Вещун» уже был снова в море и вечером бросил якорь на Восточном Кронштадтском рейде.

Последние переходы нашего монитора от Гельсингфорса позволили испытать его качества. Что суда эти могут держаться в море и хорошо переносят волнение - мы знаем уже по американским мониторам, которые делают переходы океаном. Плавание это, позволившее испытать «Вещун» при различных обстоятельствах, доказало, что и наши башенные суда нисколько не уступают в этом отношении американским, могут выдерживать переходы Финским заливом и Балтийским морем и нести предназначенную для них службу при всех случайностях морских плаваний.

Все приспособления, сделанные на них, за некоторыми весьма ничтожными изменениями (которые также будут сделаны) вполне соответствуют пели. Компас, по которому правят по отражению его в зеркале, исполняет свое назначение как нельзя лучше; управление рулем из рубки через узенькие окошки, прорезанные в стене ее, весьма удобно и при легкой скорой привычке не представляет никаких затруднений, хотя и кажется с первого взгляда неудобным.

К тому же монитор слушает малейшее движение руля, как и всякое судно, хотя и повинуется ему сначала довольно медленно, но не настолько, однако, чтобы при небольшом навыке в управлении им в узкостях, не было возможности устранить этого небольшого затруднения, в чем и имели случаи убедиться во время перехода шхерами.

Машина его работает весьма исправно, давая при 1 4 ф. пара и 66 оборотах, 7 и 6Y<., узлов хода, чего не было даже и у американцев. Вентиляторная машина исполняет свое назначение так хорошо, что при совершенно закрытых иллюминаторах и задраенных люках — так, что на палубе, по которой ходили волны, не осталось ни одного отверстия — воздух в палубе и в каютах был совершенно чист, и четыре лампы, зажженные на кубрике, горели так же ярко и светло, как и при открытом люке. Вентиляция машин в это время, проходившая через коридоры из палубы в отверстия мусорных труб, была также очень хороша, и температура машинного отделения при этом, после полуторачасового хода, была 26°-27°, чего трудно достигнуть и на больших судах.

Вообще нам приятно засвидетельствовать, что мониторы наши суть вполне исправные и действительные суда, как нельзя более соответствующие пели, для которой предназначаются, т.е. прибрежной защите Кронштадта и вообще русских берегов Балтийского моря и Финского залива. Они надежный оплот наш против неприятеля и, вооруженные 9-дюймовыми стальными нарезными орудиями, могут смело выжидать в своих водах броненосцев других наций.

Артиллерийские опыты на мониторах «Колдун» и «Вещун» в Транзунде. Приход в Кронштадт мониторов «Броненосец» и «Ураган»

(Из журнала "Морской сборник" № 10 за 1864 г.)

3 и 4 сентября на Транзундском рейде Управляющий Морским министерством делал смотр эскадре, собранной там под флагом контр-адмирала Лихачева. В числе судов эскадры находились броненосная батарея «Первенец» и мониторы "Вещун» и «Колдун». Главная цель смотра было испытание артиллерии, и потому г-на Управляющего Морским министерством сопровождали специалисты по этому делу.

3 сентября, по окончании смотра батареи «Первенец», г. Управляющий переехал на монитор "Вещун» и, осмотрев его, приказал пробить тревогу. Монитор был готов к бою в 5 минут. Надо заметить, что приготовление к бою на мониторах сопряжено с весьма большой работой, состоящей по очистке палубы и уборке с нее поручней и комингсов на сходных люках, выдергивании леера, уборке стоек и иллюминаторных труб и закрытии люков броненосными крышками.

По изготовлении к бою «Вещун» сделал два выстрела поодиночке и два залпом, в тот же шит, на расстоянии 3-х кабельтовых. Эти выстрелы и залп, сделанные на «Вещуне» еще в первый раз, не произвели на нем ни малейшего сотрясения, и в башне удар был нисколько не сильнее, чем в обыкновенной батарее, в этом специалисты, пробовавшие эти орудия в поле и ожидавшие от выстрела о башне гораздо большего сотрясения, не могли не убедиться. Дым проносило довольно скоро.

После этого г. Управляющий Морским министерством, смотревший пальбу эту с монитора я Колдун», пробил там тревогу и приказал сняться с якоря, что с подъемом гребных судов было исполнено в 1 О минут времени, — результат вполне блестящий, если вспомнить, что подъем шлюпок на мониторах и перенос их с одних шлюпбалок на другие требует весьма много времени.

Пальба производилась на ходу при скорости от 2 до 3 узлов. Сделано было также два отдельных выстрела и два залпом. Потом снялся с якоря «Вещун» и сделал еще четыре выстрела на ходу; после чего мониторы заняли свои места в обшей линии судов.

На другой день, 4 сентября, г. Управляющий министерством делал смотр и испытания поворотливости монитора "Броненосец". При этом полная циркуляция была описана в следующие промежутки времени:

Положение руля: лево на борт; угол руля: 40°; время поворота: 5 минут 5 секунд.

Положение руля: право на борт; угол руля: 401/2; время поворота: 4 минуты 5 секунд.

Во все время испытания пару было от 16 до 20 фунтов, а винт делал от 60 до 65 оборотов. Дифферент 2 ф. 10 д.

Этим, разумеется, не кончились еще испытания этого монитора. На днях на нем будет произведена официальная проба машины, в присутствии членов Кораблестроительного технического комитета, а потом более подробные опыты над поворотливостью, по особой программе и, наконец, артиллерийские испытания.

Различие этого монитора от «Вещуна» и «Колдуна» состоит в том, что на нем башня поставлена на средине длины судна, между тем как на тех двух — на 3 фута вперед, что сделано было и на последних американских мониторах для того, чтобы уменьшить слишком большое углубление кормы, в которой находилась машина, котлы и уголь — главные тяжести судна.

Другое различие между ними заключается в том, что бимсы « Броненосца» железные и палубная броня положена прямо на них под настилку, а не сверх ее, как предполагалось класть на «Вещуне» и «Колдуне». Если первое различие и может считаться недостатком этого монитора, потому что для приведения его в одинаковое углубление с другими нужно будет употреблять балласт и заваливать им все отделения в носовой части судна, то железные бимсы и броня под палубой, в сравнении с деревянными бимсами «Вещуна» и «Колдуна», имеют то удобство, что связывают железный корпус его лучше, чем деревянные, крепление которых с железным бортом никогда не может быть так надежно.

Надо заметить также, что башенный и вентиляционный механизм этого монитора, в отделении под башней, закрыт сплошь полом, что при тесноте этого отделения весьма важно, потому что дает более простора для подачи в башню зарядов, производящейся через это отделение. Кроме того, от помещения башни этого монитора, на 3 фута далее к корме, все носовое отделение с крюйт-камерой и бомбовым погребом, каютами и жилым отделением для команды, гораздо просторнее. А это весьма важно при тесном помещении на мониторах.

22 сентября пришел из Петербурга в Кронштадт еще один из мониторов «Ураган» (командир капитан-лейтенант Фесун), построенный и отделанный казной в Новом адмиралтействе. Он прошел через бар так же свободно и благополучно, как и другие, на буксире двух канонерских лодок и парохода «Славянка». За вехами он развел пары и, придя в Кронштадт, вошел в гавань.

Ему остается только поставить на место портовые заслоны, орудия и рулевую рубку, так что не более чем через 1 О дней он будет готов для испытаний. Надеемся, что погода позволит еще сделать и на «Урагане» те же опыты, которые будут производиться на «Броненосце».

Батарея «Не тронь меня» ставится на плавучий док, который отведет ее в Кронштадт. Надеемся, что через неделю она будет уже там.

Таким образом, изготовление первых наших броненосных судов приближается к окончанию, и мы надеемся, что к зиме нынешнего года, если не все, то по крайней мере большая часть их будет уже в Кронштадте, а на будущий год мы увидим в наших волах сильную броненосную эскадру.

Приход в Кронштадт мониторов: «Латник», «Единорог», «Стрелец» и «Тифон» и 2-х башенной лодки «Смерч». Пальба из орудий на мониторе «Броненосец». Проба машин монитора «Латник»

(Из журнала "Морской сборник" № 77 за 1864 г.)

В настоящее время почти все мониторы, строившиеся в С.-Петербурге, находятся уже в Кронштадте. В последнем номере нашего журнала мы сообщали о переходе туда мониторов «Броненосец» и «Ураган». После них 27 сентября пришел «Тифон», строившийся казенными средствами в Новом адмиралтействе; 1 октября туда же перешел «Латник», построенный вместе с «Броненосцем» на верфи гг. Макферсона и Карра, и наконец, 2 октября — мониторы «Стрелец» и «Единорог», построенные на Галерном островке г. Кудрявцевым, и лодка «Смерч». До полного числа мониторов недостает двух «Перун» и «Лава», которые строились на заводе гг. Семянникова и Полетики и теперь оканчиваются казенными средствами, для чего переведены к Новому адмиралтейству. Они, по всей вероятности, останутся там на зиму.

Батарея «Не тронь меня», приведенная в Кронштадт на гидравлическом доке, 16 октября выведена из него и вошла в гавань.

Переход мониторов через бар реки Невы был совершен как нельзя удачнее, без ботов. Все они были выведены за вехи на буксире пароходов и лодок и потом, разведя пары, доходили до Кронштадта без всякой помощи, причем командиры имели случай ознакомиться с их качествами; некоторые даже успевали в это время сделать опыты над поворотливостью их и таким образом убедиться в легкости управления этими судами.

По приходе в Кронштадт мониторы тотчас же приступили к окончанию работ по отделке; так как «Тифон», «Стрелец» и «Единорог» еще требуют некоторого времени для окончательного изготовления к постановке капитанских рубок и артиллерии, то рубка и орудия пока поставлены только на «Латнике», который уже делал пробы своих машин и орудий: об этих испытаниях мы будем говорить ниже.

3 октября «Броненосец» разводил пары и ворочал башню для того, чтобы испытать новую медную шестерню, поставленную вместо чугунной, которая несколько раз ломалась, так что вследствие этого нашли нужным переделать ее и на мониторе «Латник».

9 октября «Броненосец» ходил на пробу с членами кораблестроительного технического комитета, но по случаю довольно свежего ветра испытание это ограничилось только переходом по большому рейду. По общему отзыву, однако, оно оказалось совершенно удовлетворительным: ход монитора при этом вполне соответствовал скорости его на частной пробе, сделанной 1 6 сентября и описанной в последнем номере нашего журнала. Тогда скорость его была определена после 2-х переходов по пробной миле в 8,1 9 узла.

12 октября «Броненосец» ходил на восточный рейд, к Лисьему Носу, для пальбы из орудий. И в этом, как и во всем, он имел полную удачу. Монитор палил по вехе с расстояния от 1 1/2 до 4 кабельтове и сделал 14 боевых выстрелов. Хотя такой малый предмет до цели, как веха, и не мог быть сбит ядрами, но во всяком случае направление их не заставило желать ничего лучшего, потому что они падали весьма близко от цели. Сотрясение, так как и на других мониторах, оказалось весьма слабым. Башня описывала плавно и спокойно полные круги за 45 секунд, стопорясь моментально по желанию управляющего ручкой. Откат орудий при пальбе был у правого орудия от 11 до 15 1/2 д., а у левого от 22 до 29 дюймов.

8 октября «Латник» делал первую пробу своей машины, которая, впрочем, была не более как предварительное испытание механизмов. Более подробная, хотя также неофициальная, проба этого монитора была проведена 14 октября. Это последнее испытание производилось по вымеренной миле, на которой было сделано два перехода полным ходом. При небольшом волнении ветер дул от ONO с силой 2 баллов, так что первый переход к О был сделан с противным, а второй к W с попутным ветром. Средняя скорость, выведенная из двух переходов, 8,1 8 узлов. Кроме того, скорость хода монитора была замечена по времени перехода угла купеческой гавани, что было ровно в 1 О ч. утра и прихода на конец пробной мили после первого перехода, что было ровно 12 ч., так что, судя по пройденному им расстоянию в 15 миль, средняя скорость монитора была 7 1/2 узлов. При этом нужно заметить, недостаток привычки кочегаров к своему делу был причиной того, что пар держался очень неровно.

По общему же замечанию, монитор «Латник» ходит лучше всех других, что видно из переходов его по вымеренной миле. Монитор «Броненосец», впрочем, не уступает в этом своему близнецу, и, таким образом, оба делают честь заводу, на котором построены. Надеемся, однако, что и лодка «Ураган», вышедшая из рук строителей нашего Адмиралтейства, ни в чем не уступит им, и потому с нетерпением ждем известий о результатах пробы ее, произведенной 1 7 октября.

Но, не заглядывая вперед, перейдем опять к монитору «Латник», на котором до подробного испытания поворотливости удалось заметить продолжительность поворота на 1 6 румбов, при полном ходе.

Скомандовано: «право на борт» в 11 ч. 55 минут 45 секунд; руль положен до места в П ч. 56 минут 45 секунд; окончил поворот, описав 16 румбов за 2 минуты 20 секунд.

В скором времени будет сделана официальная проба этого монитора, так что обе лодки гг. Макферсона и Карра будут также окончательно приняты в казну.

17 октября «Латник» ходил на восточный рейд для практической пальбы из орудий, а «Ураган» на пробу своих машин, но, к сожалению, не имеем до сих пор никаких подробностей об этих опытах.

Что же касается постановки рубок и артиллерии на остальных трех мониторах — «Тифон», «Стрелец» и «Единорог», — то, судя по быстроте, с которой производятся работы на них, можно надеяться, что они будут готовы весьма скоро, хотя морозы и лед, которым не замедлят покрыться наши рейды, едва ли позволят окончить испытания их в нынешнем году.

2-х башенная броненосная лодка «Смерч», пришедшая в Кронштадт 2 октября, отделывается окончательно и поднята в настоя шее время на гидравлический док, для перемены лопасти одного из своих винтов, которая была слегка помята.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1865 г.

а) На мониторах оказалось необходимым переделать башенные амбразуры с заслонками.

Начальник броненосной эскадры, в представлении своем по этому предмету, изложил, что прицельная стрельба с трех мониторов, вооруженных 1 5-дюйм. артиллерией, привела к следующим выводам:

«В течение нескольких дней, когда из других орудий попадало в шит до 80%, — из 1 5-дюйм. пушек не могли попасть в него ни разу, сделав круглым числом до 60 выстрелов, несмотря на личные старания его и свиты Его Императорского.

Дым в такой степени скоплялся в башнях, при стрельбе из 1 5-дюйм. орудий, что вся прислуга кашляла от удушливых газов после каждого выстрела, так что одно уже это делало невозможным продолжать держаться системы невыдвигания дула за борт.

Сверх того, газы, вылетая из орудия, частью внутри и частью снаружи башен, вначале опаливали койки, особенно с внутренней стороны, так что пришлось закрыть их кровельным железом; железо это стало рвать пороховыми газами, и, наконец, огонь стал проникать между листами башенной брони, выбивать войлок, проложенный между ними, и сквозь образовавшуюся пустоту обжигать и иногда зажигать койки.

Случилось также — на мониторе «Стрелец» — что ядра задевали слегка щеки амбразур.

Невозможность попадания в шит побудила испытать на мониторе «Латник» способ наведения башен по системе капитана Кольца и первыми двумя выстрелами попали в яблоко щита, с того же расстояния, 4-х кабельтовых, с которого прежде не могли 60-ю выстрелами попасть в шит.

Следовательно: системою Кольза, с самыми незначительными издержками (вся переделка сделана в один день), можно устранить неудобство, представляемое дымовыми ящиками и узкими амбразурами, но оставались: удушающий дым и разрушительное действие газов на самые стены башен. Устранить их возможно только двумя способами, но во всяком случае при обоих являлась необходимость уничтожить во-первых дымовые ящики.

1-и— расширить амбразуры так, чтобы дула теперешних орудий выходили наружу, или 2-й — сточить дула настолько, чтобы они выходили наружу. Первое возможно сделать в непродолжительное время, установив на палубе мониторов, согласно мнению контр-адмирала Попова, долбежные станки в горизонтальном положении.

Второе — и более выгодное средство потребует немедленного отправления доставленных в Кронштадт 1 5-дюйм. орудий на Обуховский сталелитейный завод водою, дабы их можно было получить обратно до заморозков.

Вероятно, среднее между этими двумя средствами окажется самым пригодным: именно, — расширить несколько амбразуры и сточить несколько орудия.

Способ наведения башен по системе Кольза и после этого останется самым удобным для мониторов, ибо дозволяет свободно видеть предмет, в который целятся.

Пальба из 15-дюймовых орудий, за невозможностью продолжать их при настоящих условиях, была прекращена».

В мнении особой Комиссии, рассматривающей эти предложения, изложено, что в наших мониторах ширина амбразур, сделанных по образцу первых американских мониторов, равна 1 8 д. Ширина амбразур на «Миантономо» 25 1/2 д., а шведские мониторы имеют ширину амбразур" в 28 д. Основываясь на этих размерах и имея в виду выгоду, какая может произойти от расширения амбразур, Комиссия полагала, во всяком случае, принять последнее, т.е. расширить на наших мониторах амбразуры по образцу шведских до 28 дюйм.

Но если будет признано более полезным достигнуть этого частью расширением амбразур и частью уменьшением объема дульной части 1 5-дюйм. орудий, то и в этом случае Комиссия полагала последнее сделать не стачиванием дульной части, а срезанием с дула боковых плоскостей, как предлагал начальник артиллерийской части. Работа эта могла быть произведена вручную на самом месте; для обтачивания же дульной части понадобилось бы орудия отправлять на Обуховский сталелитейный завод.

Независимо от расширения амбразур, требовалось увеличить их в высоту дюйма на три; последнее необходимо на том основании, что при полном возвышении 15-дюйм. орудий, т.е. на 6°, между верхней кромкой амбразур и дульной частью останется весьма небольшое пространство, что препятствует правильно производить стрельбу.

На всю эту работу, по расчету Кронштадтского пароходного завода, потребуется на каждый монитор 2500 р., а на все десять 25000 р., полагая 6000 р. на материал, а 19000 р. на рабочую силу.

Кораблестроительное отделение совместно с Артиллерийским отделением и с участием начальника броненосной эскадры, обсудив все вышеизложенные предположения, представило г. Управляющему Морским министерством, что наружную ширину амбразур следует сделать в 29 д. и расчистить внутрь, параллельно наружным стенам пушечного дула. Высоту же амбразур прибавить вверх не на 3 д., а настолько, чтобы выдвинутое орудие поднималось, насколько позволит станок, и не рассчитывать на простор для прицеливания, а наводить орудие из люков башенных крыш, как принято в башнях системы Кольза, для чего в крышах мониторских башен сделать люки с теми приспособлениями, какие делаются для этой цели в башнях системы Кольза.

Отделения полагали также, что с расширением амбразур полезно и обделать их, для увеличения прочности, как это сделано на шведских мониторах.

Управляющий Морским министерством приказал безотлагательно предложить исполняющему должность главного командира Кронштадтского порта приступить к работам собственно по расширению амбразур, согласно предположению Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета.

Из отчета Кораблестроительного отделения Морского Технического комитета за 1869 г.

1) Рассмотрен чертеж вспомогательного парового котла, которым предполагалось снабдить мониторы.

Вспомогательные паровые котлы предполагалось иметь на мониторах по той причине, что при действии всех машин одновременно на некоторых мониторах замечено было, что пар на общих котлах падал и не мог поддерживаться надлежащим образом.

Кораблестроительное отделение, общее с главным инженер-механиком флота, принимая во внимание, что изготовление вспомогательных паровых котлов для мониторов не могло быть окончено ранее 1 870 г., т.е. когда и большие котлы их, служащие уже шестой год, вероятно потребуется заменить новыми, признало невыгодным входить в довольно значительные издержки на постройку вспомогательных котлов и положило вместо того за лучшее: при замене главных котлов новыми, сделать в последних необходимые улучшения, для отстранения замеченного недостатка, что и утверждено Управляющим Морским министерством.

2) На мониторе «Лава», в продолжение кампании 1 869 г., гребной винт во время действия машины задевал за подзор кормового свеса и по отзыву командира монитора, сам свес на ходу давал движение, что можно приписать только тому, что поперечные переборки не связаны продольными и что этот недостаток не обнаруживался, пока судно было ново; по прослужении известного времени он стал более заметен.

Инспектор кораблестроительных работ Кронштадтского порта предложил сделать добавочные продольные связи по сторонам винтового колодца и продолжить их внутрь судна до первой непроницаемой переборки, на расстоянии 25 ф.

Кораблестроительное отделение признало этот способ скрепления кормового свеса на мониторе <?Лава» удовлетворительным.

3) На мониторе «Латник», в коридоре, находящемся сзади подбашенного отделения, где происходит подача зарядов и снарядов совершенно темно за неимением отверстия, через которое бы мог туда проникать дневной свет. В камбузном же отделении хотя и имеются два иллюминатора, но свету все-таки до того недостаточно, что даже днем необходимо иметь там зажженный фонарь, от которого еще более увеличивается духота и жар в этом отделении.

Поэтому, по дефекту за кампанию 1868 г., требовалось для освещения коридора позади подбашенного отделения, равно как и е камбузном отделении врезать по одному иллюминатору, у имеемых же двух иллюминаторов сделать просвет раструбом.

По уведомлению исполняющего должность Главного командира Кронштадтского порта, на прочих мониторах ощущается то же неудобство.

Кораблестроительное отделение по совещанию с начальником эскадры броненосных судов признало и со своей стороны необходимым осветить на мониторах коридор, находящийся сзади подбашенного отделения для подачи зарядов и снарядов, и камбузное отделение, для чего положило сделать приспособления по соображению на самом месте с окружающими внутренними устройствами.