Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

М.А. Богданов. Эскадренный броненосец "Сисой Великий"

Проектирование и постройка броненосца "Сисой Великий"

Подготовка к постройке пятого броненосца для Балтийского моря началась в период, достаточно сложный для отечественного кораблестроения. В то время еще было неясно, по какому пути пойдет дальнейшее развитие этого класса кораблей: будут ли строиться броненосцы уменьшенного водоизмещения типа "Гангут", предназначавшиеся для действий на закрытых морских театрах, либо более крупные типа "Наварин", а может, вообще не продолжать их строительство, а сосредоточить усилия на создании больших крейсеров? В морских кругах спорили о калибрах артиллерии, типах башенных установок, бронировании, механизмах и о многом другом.

К сентябрю 1 890 года в МТК была закончена разработка эскизного проекта нового броненосца. Основным прототипом послужил "Император Александр II", однако размещение и состав вооружения, а также схема броневой защиты были более близки к броненосцу "Наварин". Пятый балтийский броненосец должен был иметь следующие основные кораблестроительные элементы:
- водоизмещение - 8500 т;
- длина между перпендикулярами - 101,04 м (в российском флоте в тот период использовалась футовая система измерений, согласно которой данное размерение равнялось 331 футу 6 дюймам; далее всюду будет использоваться метрическая система измерений), длина по грузовой ватерлинии (ГВЛ) - 104,73 м, ширина по ГВЛ - 20,42 м, осадка на ровный киль - 6,40 м;
- скорость полного хода - 16 уз, дальность плавания полным ходом - 1585 миль, 10-узловым ходом - 3047 миль;
- главная энергетическая установка: две вертикальные паровые машины тройного расширения общей мощностью 7320 л.с.

Вооружение нового корабля должно было состоять из трех 305-мм орудий образца 1 877 года (длина ствола 35 калибров) в двух барбетных установках, четырех 152-мм орудий образца 1 877 года (длина ствола 35 калибров) в каземате на жилой палубе, четырех 1 20-мм орудий Армстронга в каземате на батарейной палубе, шести одноствольных 47-мм и четырех пятиствольных 37-мм орудий Гочкиса.

Главный броневой пояс корабля должен был иметь длину 69,49 м, ширину 2,1 3 м, из них 0,91 м выше ГВЛ; его толщина на протяжении машинного и котельного отделений, мм) составляла 406 мм, уменьшаясь в нос до 356 и в корму до 305 мм. Носовой траверз имел толщину 241 мм, кормовой - 216 мм. Толщина барбетов 305-мм орудий составляла от 178 до 305 мм, прикрытия - 63 мм. Каземат 152-мм орудий имел длину 41,46 м, каземат 1 20-мм орудий - 27,1 2 м, толщина бортовой и траверзной брони в обоих случаях составляла 1 27 мм Броневая палуба имела толщину 63,5 мм (вне каземата на жилой палубе - 51 мм), палуба над казематами - 38 мм. Боевая рубка прикрывалось 152-мм броней.

В сентябре 1 890 года МТК направил этот проект на отзыв нескольким известным адмиралам. Вскоре членом МТК пришлось ознакомиться с множеством противоречивых мнений. Среди командного состава флота не было единства: вице-адмирал А.А.Пещуров и контр-адмирал С.О.Макаров считали необходимым добавить еще одно 305-мм орудие в кормовую барбетную установку, а вице-адмирал П.П. Пилкин предлагал как альтернативный вариант замену кормового 305-мм орудия двумя 229-мм, расположенными в каземате, то есть фактически предлагал возвратиться к типу броненосца "Император Александр II". Контр-адмиралы В.П.Верховской, С.О.Макаров и вице-адмирал П.П.Пилкин настаивали на увеличении мощности машин и скорости за счет уменьшения массы брони. "Скорость хода или то же - сила машины составляет то оружие, от которого успех плавания и сражения зависит несравненно более, чем от панцирной одежды корабля", - писал в своем отзыве В.П.Верховской.

С.О.Макаров предлагал заменить 152-мм орудия, которые "отжили свой век" двумя 229-мм, а В.П.Верховский считал, что артиллерия "слишком разнообразна: как бы желает удовлетворить требованиям легкого океанского крейсера и тяжелого линейного корабля - одно в ущерб другому. Такое вооружение артиллерией не отвечает никакому типу корабля". Начальник Главного морского штаба (ГМШ) вице-адмирал А.К.Кремер не сделал существенных замечаний, лишь счел бронирование каземата недостаточным.

Немало удивил доже видавших виды специалистов МТК отзыв вице-адмирала Н.В.Копытова. Его автор высказался за отказ от броненосца и рекомендовал строить крейсер, проект которого он представил в МТК еще в 1869 году (!).

"В морских сражениях будущего, - писал Н.В.Копытов, - первостепенным оружием будет таран судов быстрейшего хода в руках более опытных и искусных командиров. Это именно дадут крейсеры, а не оборонительные корабли (о к последним Н.В.Копытов относил почему-то броненосцы. - МБ.)... Удачный удар в бок 8000-6000 тонн со скоростью 18-19 узлов потопят не только 14 000-тонное, но всякое судно, которое когда-либо может быть построено". Комментарии, как говорится, излишни,.. Вице-адмиралы Н.И.Казнаков, В.И.Попов, А.И.Купреянов, контр-адмиралы П.П.Тыртов и С.С.Валицкий попросту согласились с проектом броненосца, не вступив в какие-либо дискуссии.

Ознакомившись со столь разноречивыми отзывами, МТК решил увеличить число 305-мм орудий до четырех, а мощность машин с 7320 до 8500 л.с. Однако сделать это в пределах заданного водоизмещения не удалось. 29 января 1891 года проект в общих чертах одобрили, и после его подписания управляющим Морским министерством Н.М.Чихачевым начались работы по составлению подробных чертежей броненосца (в том числе теоретического).

6 марта 1891 года в МТК прошла утверждение "Спецификация броненосного 2-х башенного корабля "Сисой Великий"" (журнал МТК по кораблестроению № 38).

Полная длина броненосного корабля с тараном составила 107,24 м, длина по ГЛВ - 105,16 м, между перпендикулярами - 101,19м, наибольшая ширина по ГВЛ - 20,73 м, осадка на ровный киль - 6,71 м. Водоизмещение броненосного корабля возросло до 8880 т.

Корпус корабля имел двойное дно на протяжении 14-79 шп., двойные борта от 20 до 76 шп. Междудонное пространство уменьшалось от киля к бортам с 1,22 м до 0,76 м; расстояние между бортами составляло около 1,7 м. Из шести (с каждого борта) непрерывных внутренних стрингеров четвертый, (считая от киля) являлся водонепроницаемым на протяжении двойного дна, а шестой (нижний шельф) - от 20 до 76 шп., то есть но всем протяжении броневого пояса. Шпация 17-76 шп. составляла 1,22 м, к носу и корме она уменьшалось до 0,91 м. Водонепроницаемыми являлись 20, 24, 27, 30, 34, 38,42, 46, 50, 54, 58,62, 65, 68,71 и 76 шпангоуты.

Продольные водонепроницаемые переборки располагались на расстоянии 6 футов (1,83 м) в носу и далее 8 футов (2,44 м) от внутренних бортов на протяжении 24-54 шп. и имели высоту около 22 футов (6,7 м) от внутреннего дно. Пространство между ними и внутренними бортами занимали угольные ямы. Средняя продольная переборка располагалась от 29 до 65 шп. на высоту от второго дна до броневой палубы. Главные поперечные водонепроницаемые переборки располагались на 5,9,14,20,29,42,54,65,76 и 79 шп.; Переборки на 5, 9,14, 29 и 65 шп. доходили до жилой палубы, на 20, 42, 54 и 76 шп. - до батарейной палубы и на 79 шп. - до платформы. Форштевень укреплялся горизонтальными стальными ребрами "для увеличения его крепости кок тарана", боковые кили имели длину по 35,05 м. Корабль должен был иметь две мачты: одну стальную, высотой 55 футов (16,76 м), с боевым марсом для скорострельных пушек Гочкиса и "боевыми электрическими фонарями" на втором марсе, а вторую мачту - деревянную - "для сигналов".

Вся броня корабля изготавливалось из сталежелезных плит. Главный броневой пояс длиной 69,19 м имел ширину 2,1 8 м, из них 1,22 м - ниже ватерлинии; толщина его составляла: на протяжении машинного и котельного отделений - 406 мм на 1,22 мот верхней кромки, уменьшаясь к нижней кромке до 203 мм; в нос и корму толщина броневого пояса уменьшалась до 305 мм, к нижней кромке - до 152 мм. Толщина брони носового траверза равнялась 229 мм, кормового - 203 мм, уменьшаясь к нижней кромке до 152 и 1 27 мм соответственно.

Оба каземата защищались 127-мм броней; ее длина у каземата на жилой палубе составила 46,33 м, на батарейной палубе - 19,20 м, ширина 2,24 м и 2,29 м соответственно. Барбеты 305-мм орудий защищались 305-мм броней; установленные на батарейной палубе, они возвышались над верхней палубой на 0,69 м; толщина куполообразного прикрытия составляла 63,5 мм Броня труб для подачи снарядов имела толщину 254 мм вне каземата на жилой палубе и 127 мм внутри каземата. Боевая рубка защищалась 229-мм броней, крыша ее изготавливалась из 12,7-мм листовой стали. Бронирование палуб по сравнению с эскизным проектом не изменилось.

Все броневые плиты крепились к борту болтами с внутренней стороны, подкладка под них изготавливалась из длинных лиственничных брусьев толщиной 229 мм (борт) и 152 мм (казематы и барбеты).

Совершенно неожиданно решился вопрос об артиллерии среднего калибра. 8 процессе обсуждения проектного вооружения контр-адмирал С.О.Макаров и В.П.Верховский подвергли весьма резкой критике наличие двух калибров 1152 и 1 20 мм ). При этом С.О.Макаров резонно указывал, что 152-мм орудия образца 1 877 года с длиной ствола 35 калибров уже устарели и их следует заменить на 120-мм орудия Армстронга. Действительно, в новом варианте проекта броненосца приняли единый калибр средней артиллерии, но это оказались не 120-мм орудия Армстронга (установка их дала бы, кроме всего прочего, и выигрыш в массе), а устаревшие ! 52-мм орудия, общее количество которых довели до шести.

Главная энергетическая установка нового броненосца включала в себя две вертикальные паровые машины тройного расширения мощностью по 4250 л.с. каждая при 100 об/мин и рабочем давлении пара 8,87 кгс/см2, работающих на два гребных винта.

Диаметр цилиндров высокого давления составлял 1041 мм, среднего давления - 1 524 мм, низкого давления - 2286 мм, ход поршней - 1067 мм. Пар для машин вырабатывали восемь огнетрубных котлов - четыре двойных и четыре одинарных - с общей нагревательной поверхностью 2202 мг, площадь колосниковых решеток составляла 78,78 м2.

Проектная скорость хода составила 16 уз, нормальный запас топлива - 550 т, полный - 975 т. Соответственно дальность плавания должна была равняться 1256 и 2200 миль полным ходом и 2530 и 4440 миль 10-узловым ходом.

Водоотливные средства корабля включали в себя четыре паровые турбины подачей по 750 т/ч, два эжектора системы Фридмана, два паровых насоса системы Вортинггона подачей по 125 т/ч и одну пожарную помпу системы Шанд-Мэсона.

На броненосце предполагалось разместить следующие гребные суда: два паровых 34-футовых катера, два 20-весельных барказа, по два 16-весельных рабочих катера, 14-весельных легких катера и 6-весельных яла, два 6-весельных вельбота: один по чертежам вельбота фрегата "Светлана", второй - клипера "Пластун".

Параллельно отдел сооружений Главного управления кораблестроения и снабжений (ГУКиС), не дожидаясь окончания разработки чертежей, попытался разместить заказ на килевые и днищевые листы броненосца "Гангут № 2" (так корабль именовался в документах до присвоения ему наименования. - Л/1.Б.)" на Ижорском заводе. Однако этот завод загруженный срочными заказами, наотрез отказался, и Морскому министерству пришлось объявить конкурс на поставку требуемой стали. В результате лишь 4 июня ГУКиС смогло, наконец, передать заказ на листовую и сортовую сталь Александровскому сталелитейному заводу, однако по непонятной причине затянуло заключение контракта до 10 февраля 1 892 года. Это обстоятельство создало в дальнейшем много сложностей - при срыве поставок (а их было немало) правление завода всякий роз ссылалось на отсутствие контракта и неопределенность сроков. Броня была заказана Адмиралтейским Ижорским заводам из болванок Обуховского завода.

25 июля 1 891 года в деревянном эллинге Нового Адмиралтейства началась постройка нового броненосного корабля, который спустя пять месяцев, 21 декабря, зачислили в состав флота под наименованием "Сисой Великий", а с ! февраля 1 892 года, в соответствии с новой классификацией, перечислили в класс эскадренных броненосцев. Торжественная закладка корабля состоялась 7 мая 1 892 года в присутствии императорской четы и наследника престола - будущего императора Николая II. Строителем "Сисоя Великого" назначили старшего судостроителя корабельного инженера В.В.Максимова (позднее его сменил младший судостроитель корабельный инженер А.И.Мустафин), общее руководство возлагалось по существовавшему в те годы положению на командира Санкт-Петербургского порта.

Эту ответственную должность занимал тогда контр-адмирал В.П.Верховской, с первых дней пытавшийся ускорить выполнение работ. Однако дело не спорилось. ГУКиС, чья задача состояла в материальном обеспечении постройки, забыло заключить контракты на изготовление фор- и ахтерштевней, рулевой рамы и кронштейнов гребных валов. Спохватились лишь тогда, когда из-за отсутствия этих деталей на стапеле чуть было не пришлось остановить работы.

После нескольких безуспешных попыток разместить заказ за границей, ГУКиС передал его двум отечественным заводам: на кронштейны гребных валов - Путиловскому, а на остальное - Александровскому, постоянно срывавшему поставки стали. После того как завод в очередной роз нарушил график, В.П.Верховской поставил перед ГУКиС вопрос о замене контрагента и предложил передать заказ Путиловскому заводу.

Масло в огонь подлила история, случившаяся в апреле 1893 года. Представители Александровского завода, доставив в Новое Адмиралтейство очередную партию стали, не складировали ее на стеллажи, а сваливали прямо на дороге. В.П.Верховской немедленно сообщил об этом в ГУКиС, добавив, что для уборки стали пришлось нанимать возчиков и заплатить им 25 рублей, которые необходимо взыскать с завода. Правление завода доказывало, что сталь была сложена по указанию работника Адмиралтейства, а к стеллажам ее "нельзя было подвезти из-за кучи снега". Опровергая это, В.П.Верховской заявил, что "кучи снега... препятствовать не могли, так как их не было". Ни та, ни другая сторона не хотела идти ни на какие уступки - сумма в 25 рублей стало серьезной проблемой. ГУКиС пыталось уладить конфликт, но успеха так и не достигло. 5 октября 1893 года В.П.Верховской прямо обвинил правление Александровского завода в том, что сроки постройки броненосца "Сисой Великий" сорваны по его вине!

Столь серьезное заявление командира порто вряд ли имело под собой достаточное основание. Корни неполадок и срывов сроков строительства следовало искать в той неразберихе и безалаберности, которые из года в год повсеместно творились на казенных верфях. В.П.Верховской так и не понял этого - ни когда был командиром порта, ни спустя пять лет уже на посту начальника ГУКиС, где "прославился" бездумной экономией на нуждах флота.

В немалой степени строительство тормозили изъяны бюрократической структуры центральных учреждений флота, даже таких, как МТК. Постоянные переработки проектов и переделки на уже строившихся кораблях вели к их систематической перегрузке и срыву плановых сроков. Не избежал этой печальной участи и броненосец "Сисой Великий".

Еще в самом начале строительства корабля, 28 августа 1891 года, управляющий Морским министерством Н.М.Чихачев приказал установить в носовой части броненосца два подводных траверзных торпедных аппарата (в дополнение к уже запланированным шести надводным), что грозило перегрузкой почти в 26 т. Хотя чертежи установки аппаратов уже имелись, строителю корабля удалось убедить Н.М.Чихачева отказаться от этой затеи. 1 декабря 1 891 года МТК определил места установки надводных торпедных аппаратов: один носовой, четыре бортовых и один кормовой.

Кроме того, тем же решением предусматривались: два торпедных аппарата но паровых катерах, два насоса, два воздухохранителя (баллона) для сжатого воздуха, от 40 до 50 мин заграждения и два 75-см "фонаря Манжена".

В начале 1 893 года вместо барбетных установок на "Сисой Великий" решили установить 305-мм броневые башни по типу эскадренного броненосца "Наварин". Броневые плиты стенок башен имели толщину 305-мм, крыши - 64 мм. Кроме того, МТК решил заменить 305-мм орудия на новые, имевшие длину ствола 40 калибров.

В третий раз был изменен состав артиллерии среднего калибра, теперь наметили установить 152-мм орудия Канэ с длиной ствола 45 калибров. Изготовление приспособлений для подачи патронов к 1 52-мм пушкам и установку их на броненосец 4 декабря 1895 года поручили Металлическому заводу.

Так как все изменения вызывали перегрузку в 52,4 т, то для ее снижения главный корабельный инженер Санкт-Петербургского порта предложил уменьшить толщину бронирования боевой рубки с 229 до 152 мм, однако МТК с этим не согласился. Артиллерийское вооружение дополнили и 50 сфероконических мин заграждения с якорями; позднее, в ноябре 1 894 года, добавили еще десять 37-мм одноствольных орудий Гочкиса для установки на боевом марсе и две 63,5-мм десантные пушки Барановского. В итоге состав малокалиберной артиллерии "Сисоя Великого" выглядел следующим образом: 1 2 47-мм орудий Гочкиса (четыре в каземате на верхней палубе, четыре на батарейной палубе - по две в носу и в корме, четыре на спардеке - две у боевой рубки и две - у кормового мостика), четыре пятиствольные пушки Гочкиса (две у ходовой рубки, две на крыльях мостика), 10 одноствольных пушек Гочкиса на боевом марсе; две 63,5-мм пушки Барановского могли устанавливаться на корабельных станках по бортам в средней части спардека. Еще две одноствольные 37-мм пушки Гочкиса планировалось установить на кормовом балконе, но сделать это до ухода "Си-соя Великого" в заграничное плавание не успели.

Приняв решение об изменении вооружения броненосца, МТК не позаботился, однако, о своевременной разработке и утверждении новых чертежей. Прошло уже три года с начала разработки проекта, а постройка броненосца была еще очень далека от завершения.

Между тем Санкт-Петербургский порт буквально задыхался от непосильного объема работ. Одновременно здесь строились пять броненосцев, канонерские лодки, миноносцы. Перегруженные заказами казенные заводы, едва-едва обеспечивающие постройку кораблей для Балтики, выполняли поставки и для Черноморского флота.

Количество заказов было так велико, что часто заводы предпочитали отказываться от дополнительных работ. Например, ни один частный завод не принял заказа на отковку румпеля и румпельного стопора для "Сисоя Великого", и эту работу пришлось передать Ижорскому заводу, которому предстояло "делать то же еще для 4-х броненосцев". Подобным же образом Общество Путиловских заводов не взялось за отливку штевней, и заказ пришлось передать значительно менее мощному Александровскому заводу. То же самое произошло с кронштейнами гребных валов, изготовить которые Общество Путиловских заводов взялось лишь после завершения аналогичных работ для заложенных позднее "Сисоя Великого" эскадренных броненосцев "Севастополь" и "Петропавловск".

5 октября 1 893 года В.П.Верховской вынужден был вновь сообщить в ГУКиС о замедлении работ на "Сисое Великом" - Александровский завод из-за задержки доставки стали не смог вовремя изготовить ахтерштевень и рулевую раму. В декабре того же года В.П.Верховскому удалось перепоручить заказ на рангоут Кронштадтскому порту; остается непонятным тот факт, что первоначально этот заказ был выдан Санкт-Петербургскому порту, вообще не имеющему мачтовой мастерской...

В.П.Верховской прилагал все усилия для ускорения постройки броненосца, но прошел еще целый год прежде чем корабль подготовили к спуску на воду.

К 1 апреля 1 894 года прошли испытания на водонепроницаемость 67 отделений, остальные восемь испытали к 10 мая. Наконец 1 3 мая 1 894 года командир Санкт-Петербургского порта смог назначить комиссию, которая 16 мая освидетельствовала корпус эскадренного броненосца "Сисой Великий". Акт, составленный комиссией, гласил:
"1. Все работы по корпусу произведены правильно, согласно утвержденным чертежам, спецификации и указаний.
Спусковое устройство и временные подкрепления корпуса на время спуска исполнены по чертежам. Спусковой вес броненосца - 4009 т".

20 мая 1 894 года эскадренный броненосец "Сисой Великий", приветствуемый кораблями Балтийского флота, в числе которых была яхта "Полярная звезда" с императором Николаем II на борту, благополучно сошел на воду, а управляющий Морским министерством адмирал Н.М.Чихачев получил следующее донесение от строителя корабля:
Рапорт
Сего числа в 11 1/2 часов дня в присутствии его императорского величества государя императора эскадренный броненосец "Сисой Великий" спущен благополучно на воду, причем перегиба и течи не оказалось. Углубление с полозьями: носом 8 футов 9 дюймов, кормой 13 футов 4 дюйма. Младший судостроитель Мустафин 1-й

Темпы постройки остались прежними и после спуска броненосца: продолжались перебои с поставками, МТК, как и раньше, не спешил с утверждением чертежей.

16 августа ГУКиС напомнило МТК, что чертежи мачт и марсов, которые должны были быть готовы к 1 августа, до сих пор находятся на рассмотрении, а чертежи рельсов для подачи снарядов и зарядов все еще разрабатываются артиллерийской инспекцией МТК. Кроме того, не прошли утверждение чертежи водоотливной системы, минною вооружения, расположения шлюпок и общей судовой вентиляции.

Благополучно обстояло дело с изготовлением главных механизмов. Балтийский завод точно в срок поставил две вертикальные машины тройного расширения мощностью по 4250 л.с. каждая. К концу 1895 года механизмы подготовили к ходовым испытаниям, но незавершенность корпусных работ не позволила провести их до зимы. Машины пришлось разобрать, и вступление корабля в строй снова откладывалось. Достаточно успешно шли работы по изготовлению и монтажу водоотливных средств; задерживались поставкой лишь насосы Вортингтона. В конце концов один насос взяли из числа заказанных для "Императора Александра II", о второй МТК 14 февраля 1894 года распорядился заменить насосом системы Кларка-Чапмана.

16 января 1 895 года в МТК на утверждение поступили чертежи наружного вида с удлиненными дымовыми трубами и передвинутой в корму мачтой. Лишь через четыре месяца, 1 6 мая, они были утверждены.

В январе 1896 года командир броненосца капитан 1 ранга Сиденснер направил В.П.Верховскому рапорт, в котором просил "устроить на кормовом свесе спардека стольную командирскую рубку, а главный компас поместить в этой рубке. На это он получил ответ, что с подобной просьбой обращался в свое время командир броненосца "Гангут" Скрыдлов, но еще не законченная рубка "была уничтожена по настоянию другого командира броненосца капитана 1 ранга Бирилева. Данный случай свидетельствует о том, что такая рубка не является необходимостью, тем более на "Сисое", который и так уже перегружен".

Шло время. Управляющий Морским министерством уже назначил срок окончания работ - 15 сентября 1 896 года, а ведомость незаконченных работ, составленная главным командиром Кронштадтского порта 23 августа, насчитывала 92 (!) пункта. Среди них - водоотливная и вентиляционная системы, одна из двух башенных установок и многое другое. Мало того, срочно пришлось менять рулевую машину, оказавшуюся неисправной. Чтобы не терять времени, установили машину, изготовленную для одного из броненосцев типа "Полтава".

19 августа 1 896 года "Сисой Великий" наконец прибыл в Кронштадт. 17 августа корабль поставили в док, где он пробыл до 1 2 сентября, 23 сентября на кронштадтской мерной линии состоялись предварительные испытания. Машина работала вполне исправно, корабль развил скорость 15,5 уз. 5 октября броненосец вышел из Кронштадта на официальные ходовые испытания. В течение пяти часов, которые "Сисой Великий" шел полным ходом, не было замечено никаких неполадок в работе его механизмов, суммарная мощность составила 8494,63 л.с. Ток же благополучно прошли все четыре пробега на мерной линии, средняя суммарная мощность во время которых ровнялась 8635,22 л.с. Вполне удовлетворила МТК скорость 15,65 уз, развитая броненосцем, которому предстояло немедленно отправиться в свое первое дальнее плавание.