Корабли Подводные лодки Морская авиация Вооружение История Статьи и заметки Новости Разное

А.В. Платонов. Линейные силы подводного флота

Прослеживая попытки создания в разных странах подводных крейсеров, мониторов, авианосцев, автор — капитан 1 ранга А.В. Платонов — приходит к неожиданному выводу: в годы холодной войны в СССР были созданы настоящие линейные силы подводного флота.

15 марта 1935 года на стол начальнику Военно-морской академии РККА им К.Е. Ворошилова флагману 2 ранга П.Г. Стасевичу среди других бумаг лег пакет из Всесоюзного центрального Конструкторского Бюро Судостроения № 2. В препроводительной записке, подписанной начальником ЦКБС-2 Ангаровым, говорилось: "Посылая Вам в порядке тактического предложения объяснительную записку и эскиз подводного крейсера для дальних операций и две таблицы основных элементов подводного линкора и подводного авианосца, просим дать Ваш отзыв с точки зрения целесообразности дальнейшей работы научно-технической мысли в указанных направлениях". Даже не вскрывая пакет, было ясно, что речь в нем пойдет о гигантских для своего времени подводных лодках, которые по аналогии с надводными кораблями должны составить линейные силы подводного флота. По сути, ученым Академии нужно было ответить на вопрос о целесообразности постройки больших подводных лодок, имеющих в качестве своего главного вооружения не торпеды, а какое-либо иное оружие, в частности, артиллерию. Таким образом, сравнительно небольшой пакет из ЦКБС-2 приглашал включиться в дискуссию по одной из наиболее неразработанных проблем в области военно-морского искусства и боевых средств военного флота середины тридцатых годов. Результат этой работы известен — Военно-морская академия высказалась отрицательно о целесообразности постройки дорогостоящих гигантских подводных линейных кораблей и авианосцев, но менее категорично высказалась относительно идеи подводного крейсера. Ход рассуждений ученых Академии, как бы, остался за рамками официальной переписки и остается только предполагать какие аргументы звучали "за" и "против" "линейных сил" подводного флота. Впрочем, давайте вместе попытаемся разобраться в этой проблеме...

Подводные лодки с усиленным артиллерийским вооружением или, как их часто называли, подводные крейсера впервые появились в Германии в конце Первой мировой войны. Прежде всего к ним относились переоборудованные из коммерческих подлодок типа "Deutschland" "U-151" — "U-157". Эти крейсера участвовали в боевых действиях и неоднократно применяли свою артиллерию. Но успех, как правило, сопутствовал при артиллерийских атаках одиночных невооруженных судов и при спокойном морс. Из вошедших в строй уже в 1918 г. подводных крейсеров специальной постройки "U-139" — "U-141" только первые две успели совершить один боевой поход к берегам Северной Америки. "U-142" — "U-150" и "U-173" — "U-200" до окончания войны встрой не вступили, хотя "U-142" успела пройти ходовые испытания. Проекты наиболее мощных подводных рейдеров типа "UD" и "47" так и остались на бумаге.

24 мая 1917 г. бывшая коммерческая транспортная подводная лодка "Deutschland", а теперь "U-155" вышла в свой первый боевой поход, длившийся 105 суток. Избежав 27 мая гибели от своей же "U-19", она направилась к Азорским островам, где обстреляла артиллерией городок Сан-Мигель и в дальнейшем потопила 19 судов, причем 10 из них артиллерией и подрывными патронами. За время похода "U-155" прошла около 10220 миль, из которых только 620 под водой. Результатом этого беспрецедентного по длительности рейда явилось вынужденное расширение странами Антанты района применения конвоев, что не могло не сказаться на скорости доставки грузов на Британские острова. 3 сентября, за сутки до возвращения "U-155", в тот же район вышла другая бывшая транспортная подводная лодка "U-151", затем "U-152", а в конце года еще и "U-156". Последняя, кроме охоты за транспортами, имела задачу перерезать пять трансатлантических телеграфных кабелей вокруг Азорских островов. Придя к островам, "U-156" заодно обстреляла 12 декабря церковь Санта Клара в Фунчалс, где погибли мирные жители, создав этим своеобразный прецедент. Дело в том, что в дальнейшем подводные крейсера неоднократно будут применять свою артиллерию по береговым целям, и в результате этого обычно страдали не военные или экономические объекты, а мирные жители. В 1918 г. трехмесячные походы бывших коммерческих подводных лодок продолжались, однако результативность их действий оказалась ниже ожидаемой. Одной из причин этого можно считать то, что они действовали одиночно в огромном районе, не имея каких-либо разведданных. Выход из этого положения стали искать по двум направлениям. Первое заключалось в оснащении подводных подои самолетами. В то время это звучало также откровенно фантастично, как и полет на луну в артиллерийском снаряде. Практически имели место только единичные опыты по взлету самолетов с борта линкоров, то есть самых больших надводных кораблей. Однако в 1916 г. заказ на создание самолета для подводной лодки был выдан и уже в 1918 г. известный в будущем авиаконструктор Эрнест Хейнксль представил и испытаниям свою маленькую разборную летающую лодку-биплан "W-20". На его сборку перед взлетом требовалось всего 3,5 минуты В том же году другая фирма предложила свой вариант самолета для подводных лодок "LFGb.V19". Он представлял собой поплавковый моноплан и не требовал сборки — разборки, а мог складываться, что позволило бы хранить его в водонепроницаемом цилиндре на верхней палубе подводной лодки. Поражение Германии поставило крест на этих разработках, но идея складывающегося самолета в стальном цилиндре оказалась очень живучей и неоднократно повторялась в будущем.

Вторым направлением в повышении эффективности действий подводных лодок стало их групповое применение. Так. в апреле 1918 г. организуются совместные действия "U-153" и "U-154". Этот поход отмечен сразу двумя трагическими событиями. Первое началось 25 апреля, когда эти две подводные лодки встретились с британским судном-ловушкой "Willow Branch" и в ходе боя, длившегося 2,5 часа, потопили его артиллерией. Экипаж в количестве 53 человек покинул горящий корабль на двух шлюпках при этом третий помощник был взят в плен. На следующий день шлюпки потеряли друг друга из виду и одна из них под командой командира "Willow Branch" пропала без вести. Вторая восемь суток дрейфовала под палящим солнцем, одиннадцать человек напились морской воды и сошли с ума. На девятое утро оставшиеся 14 человек сошли на берег в устье реки Сенегал. Двое наиболее сильных пошли на поиски пресной воды и вернувшись через несколько часов с живительной влагой обнаружили всех своих товарищей мертвыми. Оставшиеся в живых побрели вдоль берега и вскоре встретили арабов, которые отвели их на один из французских постов. Вторая трагедия произошла II мая, когда британская подводная лодка "Е-35" потопила торпедами "L-I54" со всем экипажем. Точнее после ее гибели на поверхности остались около десятка человек, но ни британская, ни германская подводные лодки ни рискнули заняться их спасением на виду у другой. Так погиб первый подводный крейсер. С апреля 1918 г. германские подводные крейсера начали осваивать прибрежные воды Америки. Первым туда ушла 14 апреля "U-I51", имея на борту кроме торпед и мины. Несмотря на то, что американцы по линии британской агентурной разведки были предупреждены о приходе в их воды германского подводного рейдера они не приняли никаких мер предосторожности, что позволило "U-154" уничтожить 23 судна суммарным водоизмещением в 61000 т и еще четыре судна погибли на выставленных минах. Одним из потопленных судов был российский "Двинск". Его команда пыталась спастись на трех шлюпках, но одна из них с 22 членами экипажа пропала без вести. Другую шлюпку случайно обнаружили в штормовой Атлантике на восьмые сутки, третью только на десятые. Затем 15 июня к берегам Америки в минном варианте направилась "U-156". Она успешно выполнила свою задачу, но при возвращении 25 сентября в 130 милях от Бергена подорвалась на мине и погибла. Это был второй и последний подводный крейсер погибший в годы Первой мировой войны. 22 июня на запад ушла "U-140" — первый подводный крейсер специальной постройки. В августе воды Америки опять посетила "U-155" (Deutschland). Ее возвращение совпало с окончанием войны. По этой причине досрочно вернулась "U-I52", а второй подводный крейсер специальной постройки "U-139" завернули с полдороги.

Обобщал опыт применения германских подводных крейсеров можно сказать, что сама их идея в тех условиях обстановки не вызывала сомнений: подводные лодки большого водоизмещения были способны находиться в морс более 100 суток, а значит их автономность во многом зависела от запаса торпед, и артиллерия как раз позволяла более экономично их расходовать. Однако при приближении надводного водоизмещения к 2000 т возникли трудности с управляемостью и остойчивостью этих подводных лодок. Так, по воспоминаниям командира одного из подводных крейсеров капитан-лейтенанта Фештера иной раз при погружении образовывался дифферент на нос до 55° а крен — до 25°. Поскольку остальные государства практически не имели собственного опыта эксплуатации подлодок столь больших размеров, то по окончании Первой мировой войны возникли сомнения в принципиальной возможности создания на данном этапе развития науки и техники подводных кораблей водоизмещением более 2000 т. Правда в Великобритании в конце войны завершили постройку крупных подлодок типа "К" и "М". Франция в качестве трофея получила германские "U-139", "U-151" и "U-157", а США — "U-140". И если учесть, что в двадцатые годы главного конструктора германских подводных крейсеров Освальда Флама с группой его инженеров-конструкторов пригласили для работы в Японию, то получится, что все основные военно-морские державы имели материальную базу для проведения исследований в области строительства подводных кораблей большого водоизмещения. И результаты не замедлили сказаться...

Как уже отмечалось, по окончании Первой мировой войны ВМС Великобритании имели в своем составе эскадренные подводные лодки типа "К". Они действовали в составе отрядов надводных кораблей для предварительного ослабления противника перед предстоящим боем, для целей разведки и противолодочной обороны основных сил. Исходя из своих функций эти подлодки, кроме соответствующего вооружения, обладали очень высокой надводной скоростью — 24 узла. Последнее обстоятельство отразилось на судьбе этих кораблей самым трагическим образом. Дело в том, что не имея столь мощных дизелей, чтобы обеспечить скорость надводного хода необходимую для совместного плавания с линкорами и крейсерами, в качестве основного двигателя была выбрана двухвальная котлотурбинная силовая установка суммарной мощностью 10000 л.с. и самым уязвимым местом конструкции этих кораблей стали системы подачи воздуха и отвода продуктов сгорания. Каждый из двух котлов имел по дымовой трубе, при погружении убиравшихся в надстройку, и дистанционно закрывавшиеся двумя клинкстами — нижним и верхним. Несмотря на широкое применение гидравлики, на 15 подводных лодках этого типа из 17 построенных, в ходе их эксплуатации произошли серьезные аварии, а 7 из них по различным причинам затонули. Все это в сочетании с плохой остойчивостью и управляемостью под водой, привело к тому, что все подводные лодки этого типа вывели в резерв, а еще четыре "К-18" — "К-21" — уже достраивали по измененному проекту с дизель-электрической силовой установкой.

Эти четыре подлодки получили новые обозначения "M-1" — "М-4", а так же 305-мм орудия снятые со старого линейного корабля "Majestic". Находясь за пределами эффективной дальности стрельбы береговых батарей, такая подводная лодка производила заряжание своего орудия в надводном положении, затем, придав стволу максимальный угол возвышения, погружалась под перископ. При этом дульный срез оставался над водой. В таком положении она сближалась с береговой целью и, оставаясь практически неуязвимой для береговой артиллерии, производила выстрел, после чего разворачивалась, удалялась от побережья на безопасное расстояние и все начиналось сначала. Естественно, такое ювелирное маневрирование на практике оказалось невозможным и фактически выстрел производился из надводного положения на что от момента всплытия с перископной глубины и до момента погружения опять на перископную глубину уходило около двух минут По сути дела это были подводные мониторы предназначавшиеся для обстрела фландрского побережья и фортов в Дарданеллах, т. с. созданные для решения конкретной боевой задачи. Лишь "М-1" успели ввести в строй до окончания войны (17 апреля 1918 г.) и перебазировать в Средиземное море, но там она себя ничем не проявила. В мирное время ценность этих кораблей вызвала еще большие сомнения. По этой причине вскоре после спуска на воду 20 июля 1919 г. последней лодки серии "М-4" всякие работы на ней прекратили и 30 ноября 1921 г. сдали на слом. Судьба достроенных трех кораблей оказалась на редкость трагична. "М-1" погибла 12 ноября 1925 г. со всем экипажем в районе Плимута в результате столкновения с шведским пароходом. Несмотря на принятые меры, затонувшую подлодку даже не смогли обнаружить. "М-2" вошла в строй 14 февраля 1920 г., но к тому времени уже вступили в силу ограничения Вашингтонской конференции, согласно которым подводные лодки не могли нести артиллерию калибром более 203 мм. По этой причине 10 августа 1923 г. утверждается проект переоборудования "М-2" в... подводный авианесущий корабль! На ней демонтировали 305-мм орудие, установили водонепроницаемый ангар для гидросамолета длиной 7, высотой 2.8 и шириной 2,5 м, а также кран для его подъема из воды. Правда, начавшиеся в 1927 г. испытания показали исключительно низкую эффективность системы "корабль—самолет" из-за слишком большого времени затрачиваемого на взлет. Проанализировав все этапы подъема летательного аппарата, англичане нашли наиболее узкие места и ликвидировали их. В частности, ангар оборудовали маслоподогревателем и электролебедкой. Теперь подогревать мотор самолета можно было еще под водой, за счет лебедки также сократилось время выкатывания самолета из ангара. Кроме этого, перед ангаром установили катапульту и теперь не нужно было краном переносить самолет с палубы в воду. Все это позволило сократить время взлета до 5 минут. Специально для "М-2" фирма "Парнслл" создала гидросамолет "Пэто". Несмотря на скромные размеры, в его кабине, кроме летчика, размещался наблюдатель. На втором экземпляре мощность мотора возросла с 128 л. с. до 185 л. с. Самолет заслужил высокую оценку и фирма в 1930 г. взялась за создание еще более миниатюрного самолета "Праун" весом всего 500 кг, который мог бы уместиться в цилиндре диаметром 1220 мм. Ни кто не сомневался в успехе, однако "Праун" не достроили, так как, еще не родившись он стал ненужным. Дело в том, что 26 января 1932 г. "М-2" погибла со всем экипажем в проливе Ла-Манш. 3 февраля ее обнаружили на дне и осмотрели: причиной трагедии оказались преждевременно открытые створки ангара. После этого британцы охладели к подводным авианосцам и более к ним не возвращались. Что касается "М-3", вступившей в строй 9 июля 1920 г.. то ее почти сразу поставили опять в завод для переоборудования в минный заградитель, способный нести 100 мин. 16 ноября 1928 г. корабль прошел ходовые испытания, но после гибели "М-2" 16 февраля 1932 г. его вывели из боевого состава и на следующий год сдали на металлолом.

Обобщив опыт постройки и эксплуатации подводных лодок большого водоизмещения с усиленным артиллерийским вооружением, в Великобритании 16 июня 1923 г. спустили на воду подводный крейсер "Х-1". По сути дела это была доведенная до совершенства германская идея подводного рейдера для действий на удаленных океанских коммуникациях потенциальных противников. Правда, у англичан был и свои взгляд на боевое применение подобных кораблей. К концу Первой мировой войны на вооружение флота стали поступать первые приборы для обнаружения подводных лодок в подводном положении и средства их поражения, в частности, глубинные бомбы. Носителями противолодочного оружия являлись надводные корабли класса корвет — эсминец, то есть имевшие сравнительно слабое артиллерийское вооружение. Поэтому англичане предполагали использовать подводные крейсера совместно с торпедными подводными лодками для того, чтобы первые могли связать артиллерийским боем противолодочные корабли, а вторые в это время атаковать главные силы противника или транспорты. Поскольку даже случайное попадание снаряда в корпус подводной лодки всегда будет иметь для нее более тяжкие последствия, чем для надводного корабля, то "Х-1" должна была вести и артиллерийский бой не в надводном положении, а в позиционном, когда на поверхности находилась бы лишь надстройка с орудиями, рубкой и расположенным на ней дальномером, а прочный корпус прикрывался "броней" из воды. В этом случае подлодка представляла собой чрезвычайно малую цель, и хотя попадание снаряда в надстройку могло нанести ей ущерб, но не лишало ее основного качества — способности погружаться. В отличие от германских подводных крейсеров главный калибр "Х-1" состоял из двух спаренных 132-мм орудий в башенноподобных установках. Однако это были не артиллерийские башни в полном смысле этого слова Дело в том, что сделать эти артиллерийские установки совершенно герметичными технически очень сложно, а если допустить их негерметичность и они будут затапливаться при погружении, то возникает проблема их быстрого синхронного заполнения водой в течение нескольких десятков секунд. В противном случае медленное и неравномерное заполнение артиллерийских башен водой сильно повлияло бы на время погружения подводной лодки и могло привести к непредсказуемым дифферентам. По этой причине решили орудия прикрыть обыкновенными щитами. "Х-1" вошла в состав флота в 1926 г. и уже через несколько лет пошла на слом. Столь короткая жизнь этого крейсера объяснялась, как рядом конструктивных недостатков, так и некоторыми просчетами в вопросах предполагаемого его боевого применения, на чем мы остановимся несколько ниже.

Почти одновременно с переоборудованием британской "М-2" в подводный авианесущий корабль в 1928 г. в состав американского флота вошла подводная лодка "V-4" ("Argonaut") оснащенная гидросамолетом. По сути дела при создании предыдущих "V-1"—"V-4", да и последующих "V-5" и "V-6" ("Narwhal" и "Nautilus") американцы просто совершенствовали проект трофейной "U-140", не меняя ничего в принципе. Даже гидросамолет для них первоначально планировали использовать германский. Для этого они сделали заказ все тому же Хейнкелю, и он построил в Германии два одноместных поплавковых самолета "V-1". Хранить их предполагалось внутри подводной лодки, поэтому они имели разборную конструкцию и весили всего по 525 кг. Мотор мощностью в 60 л. с. обеспечивал им скорость 140 км/час. На вооружение "V-1" так и не приняли (один из них в 1928 г. продали Японии), но они послужили прототипом для первого американского гидросамолета для подводных лодок "Мартин МС-1". При весе 490 кг он развивал скорость 166 км/час, но его сборка занимала 4 часа! В 1926 г. для испытаний приняли второй гидросамолет "Кокс-Клемен Х-2", сборка которого занимала уже 15—20 минут. Естественно это тоже не удовлетворило подводников, подводная лодка "Argonaut" так и осталась без самолета, а во всем мире окончательно убедились в бесперспективности разборно-сборных самолетов, поняв, что самолеты для подводных лодок должны быть складывающимися и храниться в ангаре. Однако хороша идея, да не так все просто как хотелось бы. Например, решили итальянцы также создать свой подводный авианосец. Выделили под переоборудование подводную лодку "Ettorc Ficramosca", создали одноместный гидросамолет "Макки М-53", в 1928 г. соорудили для него ангар на подлодке и ... прекратили все дальнейшие работы, так как ангар обладал таким запасом плавучести, что подлодка просто не желала уходить под воду.

Орудия на американских и японских подводных лодках располагались открыто и вступать в артиллерийский бой с боевыми кораблями они не собирались. Несколько другим путем пошла Франция, хотя и получила после войны больше всех германских подводных крейсеров. Фактически, французы развили британскую идею подводных лодок типа "М", в том числе и после переоборудования одной из них в подводное авианесущее судно. Вести огонь с перископной глубины "Surcouf", такое наименование получила французская подлодка, не могла, но за счет наличия перископического дальномера и системы осушения орудийной выгородки на перископической глубине, всю подготовку к открытию огня включая заряжание орудий можно было провести еще до всплытия. В кормовой оконечности надстройки располагался ангар длиной 7 м и диаметром 2 м для поплавкового одноместного гидросамолета "Бессон МВ-411". В 1933 г. он разбился и подводная лодка получила еще более совершенный самолет "Бессон МВ-411", на подготовку и взлету которого требовалось всего 4 минуты. Этот самолет единственный из своих европейских собратьев участвовал во Второй мировой войне, но в 1941 г. получил тяжелые повреждения и больше на свою подлодку не подавался. Так что 18 февраля 1942 г. "Surcouf" погибла без него.

Обобщая мировой опыт создания подводных лодок с усиленным артиллерийским вооружением, можно было заметить, что к середине тридцатых годов обозначились две концепции этих кораблей. Первая предусматривала подводные лодки большого водоизмещения классической архитектуры с двумя палубными артиллерийскими установками калибром 140—152 мм. Предназначались эти подводные лодки для действий на большом удалении от своих баз на полную автономность, их артиллерийское вооружение должно было позволить более экономно расходовать торпеды при обнаружении не вооруженных транспортов противника. Столь крупный калибр артиллерии выбирался исходя из двух соображений. Во-первых, это позволяло нанести максимальный ущерб судну в кратчайший срок. Во-вторых, можно было вступить в бой и с вооруженным транспортом, удерживаясь за пределами эффективной дальности стрельбы его артиллерии, калибр которой, как правило, не превышал 76 мм. Поскольку основными представителями данной линии развития подводных крейсеров были США и Япония, то не исключалась возможность применения их артиллерии против отдельных не защищенных береговых объектов. Практически эти корабли не были ориентированы на ведение артиллерийского боя с боевыми кораблями и поэтому не имели приборов управления стрельбой и орудийных щитов. Ведение огня предусматривалось только в надводном положении и при относительно спокойном морс. Вторая концепция подводных лодок с усиленным артиллерийским вооружением предусматривала ведение боя с надводными кораблями. Классическими представителями таковых являлись "Х-1" и "Surcouf". Их боевое предназначение до конца определено не было. Англичане были склонны применять "Х-1" для боя с противолодочными кораблями противника для обеспечения прорыва своих торпедных подлодок к главным объектам удара. Французы считали, что "Surcouf" целесообразно применять в заморских владениях, так как лодка представляла большую опасность для одиночных крупных надводных кораблей других морских держав в силу того, что это именно подводная лодка, и кроме этого, имея 203-мм артиллерию она могла произвести сильное впечатление на население собственных колоний. Впрочем, и англичане, и французы не исключали применения подводных крейсеров против судоходства, но только в определенных ситуациях и районах. Так, "Х-1" могла действовать против советских рыбаков и коммуникаций в Баренцевом морс, a "Surcouf" — на коммуникациях итальянцев или британцев в Индийском океане, поскольку в этих районах не ожидалось организованного противодействия, и была возможность опереться на свои базы. Эти корабли оснащались приборами управления стрельбой, дальномерами и были способны вести огонь в позиционном положении для уменьшения своего силуэта. Кроме этого, "Surcouf" имела противоосколочное бронирование надстройки. Одна из проблем, с которой пришлось столкнуться конструкторам, это размещение тяжелого вооружения выше ватерлинии, что значительно ухудшало остойчивость. Так, на "Х-1" пришлось пойти на размещение 250 т твердого балласта. Этот же фактор повлиял на выбор калибра орудий и способ его размещения на кораблях: в принципе, чем крупнее калибр — тем лучше, а наиболее рациональное размещение артиллерии — во вращающихся башнях. С этой точки зрения конструкция "Х-1" являлась примером прямого решения данной проблемы и показала предельные значения калибра артиллерийской установки при наиболее выгодном ее размещении, "Surcouf"- примером компромисса между калибром артиллерии и способом ее размещения.


 

Ознакомившись с зарубежным опытом строительства подводных лодок с усиленным артиллерийским вооружением, необходимо отметить, что имелись и аналогичные отечественные проработки. Первая из них относилась к 1910 г. и принадлежала флагманскому механику дивизиона подводных лодок Черноморского флота Б.М. Журавлеву. При надводном водоизмещении в 4500 т и подводном -- в 5435 т. скорость хода в надводном положении должна была достигать 26, под водой — 14 узлов, а дальность плавания — 15000 миль Артиллерийское вооружение этих кораблей достигало пяти 130-мм орудий в бронированных башнях, убирающихся перед погру-

жением внутрь корпуса. Кроме этого, предусматривалось до 30 торпедных аппаратов с 60 торпедами и 120 мин заграждения. Не рассматривая вопрос о реалистичности данного проекта, отметим лишь то, что здесь просматривается желание создать подводный рейдер способный длительное время действовать в отрыве от своих баз на океанских коммуникациях противника. Последнее связано с отсутствием у России заморских владений, а, значит, и баз в районах традиционного мореплавания возможных противников. Эта же идея присутствовала в проекте "подводного крейсера-максимум" заведующего Техническим Бюро Отдела Подводного Плавания Б. М. Малинина. Здесь обращают на себя внимание два факта. Первое — это то, что дальность плавания в 25000 миль при максимальной скорости надводного хода в 255 узлов предполагалось достичь за счет применения котлотурбинной силовой установки. Два котла, аналогичные тем, которые устанавливали на эскадренных миноносцах типа "Новик" должны были размещаться в одном котельном отделении, но иметь каждый свою дымовую трубу. Здесь мы видим некую преемственность идеи британской подлодки типа "К". Второе, чем оригинален данный проект, это своим артиллерийским вооружением. В нем предусматривалась установка двух спаренных и одного одинарного 130-мм, а так же двух спаренных зенитных 100-мм орудий. При этом щиты и бронирование не предусматривались, отсутствовали приборы управления стрельбой и дальномеры. Здесь просматривается идея германских крейсеров: мощная артиллерия не для боя с надводными кораблями, а для экономии торпед и потопления судов в кратчайший срок. Слабым местом предлагаемого крейсера являлось низкое расположение дымовых труб и артиллерийского вооружения.

Рассмотрим теперь что же предлагало Всесоюзное Центральное Конструкторское Бюро Судостроения N? 2, а точнее, один из его ведущих конструкторов С.А. Базилсвский. По его замыслу, наряду с торпедными подводными лодками в составе флота должны находится подводные линейные корабли, авианосцы и крейсера. Причем к такому выводу он пришел скорее исходя не из оперативно-тактических соображений, а в силу того, что, как он считал, им найдены конструктивные решения тех проблем, которые с таким трудом преодолевали создатели подводных крейсеров за рубежом. Как мы помним к ним прежде всего относились невозможность разместить артиллерийские установки крупного калибра во вращающихся башнях из-за их больших массо-габаритных характеристик, трудности с созданием и размещением на лодке корабельного самолета с приемлемыми мореходными качествами и временем подготовки к взлету, а также отсутст-

вие подходящих двигателей надводного хода, способных обеспечить не только большой радиус действия, но и скорости хода не уступающие надводным кораблям.

В качестве артиллерии главного калибра для подводных линкоров и крейсеров предлагалось использовать не классические нарезные орудия, а динамо-реактивные пушки <ДРП) системы Курчсвского. Испытания 305-мм ДРП проводились с 21 по 29 сентября 1934 г. вблизи Кронштадта на борту эсминца "Энгельс" При этом была достигнута дальность стрельбы 73—75 каб (около 14 км) ЗЗО-кг снарядом и подтверждена возможность установки орудий столь большого калибра на кораблях водоизмещением 1300 т. ДРП имели явное преимущество перед нарезными орудиями в весе, что позволяло разместить их во вращающихся бронированных башеннопо-добных установках. Подобному размещению также способствовало специфичное для ДРП практически полное отсутствие отката. Правда, возникла проблема отвода газов истекающих из казенной части, но, поскольку от герметичной башни сразу отказались, то она решалась сравнительно легко. Таким образом, размещение артиллерии столь крупного калибра на предлагаемых подводных линкоре и крейсере можно было считать вполне реальным. Для обеспечения противовоздушной обороны линкора и авианосца предлагалось закупить в Италии спаренные 100-мм артиллерийские установки, которые в то время устанавливались на крейсерах Черноморского флота. Характерной чертой этих орудий являлась переменная высота оси цапф, а значит и их центра тяжести в зависимости от угла возвышения стволов. Так, для углов вертикального наведения от — 5°до +25° высота оси цапф составляла 1,42 м, затем по мере увеличения угла возвышения стволов до 50° она росла и достигала 2,32 м, после чего оставалась постоянной при дальнейшем увеличении угла вплоть до своего предела 80°. Такое конструктивное решение для подводной лодки было выгодно, так как без острой необходимости не поднимало центр тяжести довольно тяжелых орудий. Для обеспечения ведения огня предусматривались дальномеры, а на линейном корабле — приборы управления стрельбой. Линкор должен был получить дальномер-перископ с базой 4,5 м и вертикальным ходом 5,5 м., а крейсер — аналогичный дальномер-перископ, но с базой 3 м. Все это вместе с наличием командирского перископа с ходом 7,8 м и двух зенитных перископов (основного и резервного с ходом 7,5 и 6,5 м соответственно) обеспечивало занятие позиции и подготовку исходных данных стрельбы еще до всплытия подводной лодки.

Проблема с авиационным вооружением также на первый взгляд отсутствовала, так как подходящий самолет в Советском Союзе уже существовал. Еще в 1931 г. авиаконструктор И.В. Четвериков предложил создать гидросамолет для подводных лодок с характеристиками, превосходящими известные иностранные аналоги. В декабре 1934 г. самолет был построен, и под обозначением "СПЛ" (другое обозначение "Гидро-1") начались его испытания в Севастополе. Машина представляла собой летающую лодку-моноплан с коротким однореданным корпусом и хвостом в виде трехгранной фермы с оперением. Мотор "М-11" располагался над кабиной летчика. При складывании двигатель опрокидывался назад, консоли крыльев также складывались поворотом назад вместе с подкрыльными поплавками. Сложенный самолет "вписывался" в цилиндр диаметром 2,5 м и длиной 7,45 м. Процесс подготовки к полету занимал 4—5 минут, складывания — 3—4 минуты. Единственным существенным недостатком, выявленным в ходе испытаний комиссия отметила низкие мореходные качества, но все понимали, что большего требовать от машины таких размеров просто нельзя. Так что самолет был, другое дело, что в проектах не предусматривались кран для его спуска и подъема, а также катапульта. По замыслу автора проекта, самолет должен был выкатываться из ангара на палубу, подготавливаться к вылету, а затем подводная лодка переходила в позиционное положение и гидросамолет оказывался на плаву. Процесс возвращения машины на борт должен был проходить в обратном порядке. Аналогично хотели решить эту проблему и американцы при испытании "Кокс-Клемент Х-2" с борта "V-4" ("Argonaut"). Гидросамолет взлетел с полупогруженной подводной лодки, но от обратной опера-, ции сразу отказались из-за ее не реалистичности. Кстати, невозможность эксплуатации летательного аппарата на подлодке без дополнительного оборудования (крана, катапульты, ангара и т. д.) послужила одной из причин отказа американцев от дальнейших работ в этом направлении. Они, пожалуй, первые пришли и мысли, что подводная лодка должна быть многоцелевой и универсальной по оружию.

Максимальную скорость надводного хода до 30 узлов предполагалось обеспечить за счет применения котлотурбинной силовой установки. Вроде бы идея стара! Но обратите внимание на мощность этой установки — 70000 л.с. При сходном водоизмещении Малинин считал, что на своем подводном крейсере сможет разместить главную энергетическую установку мощностью 20000 л.с. британская подлодка типа "К" имела мощность 10000 л.с, эскадренный миноносец

"Новик" при рождении развивал 42000 л.с. и только строящийся лидер "Ленинград" должен был иметь установку состоящую из трех котлов и трех турбозубчатых агрегатов суммарной мощностью около 70000 л.с. Как мы видим, реализовать некоторые элементы, предлагаемых Бази-левским подводных лодок при использовании традиционной котлотурбинной установки не представлялось возможным. Поэтому автор предложил установить на своих кораблях высоконапорные котлы типа "Вслокс" швейцарской фирмы "Броун-Бовери". Он считал, что применение этих котлов снизит удельный вес всей установки до S—10 кг. на л.с. и в два раза уменьшит ее габариты, то есть может даже превзойти аналогичные показатели дизелей. У высоконапорных котлов существует еще ряд положительных качеств, очень важных для подводного кораблестроения. Ничтожное содержание воды и крайне малая теплоемкость этих котлов должны были позволить прекратить их действие в течение 15—20 секунд, а пуск из холодного состояния фирма гарантировала за 6—8 минут. Наличие вспомогательных дизелей вполне могло позволить подводной лодке маневрировать пока котлотурбинная установка не вышла на эксплуатационный режим. Применение автоматики и повышенное до 2—3 атм. давление в топке должно было обеспечить полное сгорание топлива и гарантировать отсутствие дымления. Наконец, высокое давление в топке, большая скорость воздуха и продуктов, сгорания (до 200 м/сск) настолько уменьшали сечение дымоходов и воздухопроводов что делали закрывающие их устройства не менее надежными, чем при установке дизелей. А значит, общепринятые дымовые трубы можно было заменить общим газоходом с выходом а верхней части ограждения рубки. Более низкая температура отходящих газов по сравнению с применением обычных котлов позволяла значительно повысить надежность газоотводных клапанов При этом, если применение котлов типа "Вслокс" оказалось бы по каким-либо причинам затруднено, то вполне можно было воспользоваться идеей, реализованной при создании энергетической установки эскадренного миноносца "Опытный". В марте 1934 г. начальник ЦКБС-1 В.Л. Бжсзинский предложил разработать проект котлотурбинной установки для этого эсминца мощностью 70000 л.с, когда аналогичные главные энергетические установки серийных эсминцев такого же водоизмещения развивали мощность только 54000 л.с. Такой качественный скачек предполагалось достигнуть за счет применения, прежде всего, высоких параметров пара (давление 70 кг/см2, температура 450°С) и прямоточных котлов профессора Л. К. Рамзина. К началу 1940 г. такую установку создали и качали ее испытания на борту корабля (стендовые

испытания котлов не проводились). Удельная масса установки составила 8 кг на л. с, время затрачиваемое на подъем пара в котле из холодного состояния до принятия им нагрузки находилось в пределах 4—10 минут. Правда, это все же была энергетическая установка для эсминца, и ее габариты не могли удовлетворить создателей подводных лодок. Однако в 1936 г. был разработан проект универсального катера с паротурбинной установкой, основанной на тех же принципах, что и для "Опытного". Она даже имела значительные преимущества перед аналогом, так как и вес вспомогательные механизмы работали также на высоких параметрах пара (давление 65 кг/см2, температура 475°С). На "Опытном" от этого отказались из-за желания иметь все вспомогательные механизмы унифицированные с серийными эсминцами проекта 7 (давление 26.5 кг/м2, температура 350*>С). Это позволило создать котлотурбинную установку с уникальными массо-габаритными характеристиками и удельной массой всего 3 кг/л. с. Габариты турбозубчатого агрегата составили по длине 3300 мм, ширине 2350 мм и высоте 1820 мм, а масса 7,9 т. Котел по своей конфигурации имел форму параллепипеда длиной 3450, шириной 2010 и высотой 2650 мм. Его масса без воды равнялась 4,4 т. Время поднятия пара с момента включения растопочного агрегата и до получения расчетных ных параметров составляло 3 минуты. Как мы видим, такая паросиловая установка вполне могла вписаться в габариты отсеков подводной лодки.

Таким образом, применение последних достижений науки и техники в области кораблестроения позволило С.А. Ьазилсвскому создать реальные предпосылки для проектирования подводных линейного корабля, крейсера и авианосца. В частности, по замыслу автора, подводный крейсер должен был иметь шесть отсеков. В первом из них. кроме 10 торпедных аппаратов имелись 78 запасных торпед. Во втором, трехпалубном, отсеке находились два дизель-генератора по 2000 л.с, две аккумуляторные батареи по 60 элементов каждая, боезапас первой артиллерийской установки и помещения команды. Последние включали красный уголок (читальню) площадью около 27 кв. м, 28 двухместных спальных выгородок, каюту командира, кают-компанию офицерского состава, ванную комнату, два умывальника, гальюн. Кроме этого, в красном уголке находился резервный зенитный перископ, а в ограждении надстройки — трехтрубный поворотный торпедный аппарат. В третьем трехпалубном отсеке размещались центральный пост, рубка командира с командирским и зенитным перископами, дальномерная рубка с перископом-дальномером, гиропост, радиорубка, кают-компания старшинского состава, 8 двухместных спальных выгородок, вспомогательные механизмы, мастерская, боезапас второй и третьей артиллерийских установок, две аккумуляторные батареи по 60 элементов каждая. В четвертом и пятом двухпалубных отсеках располагалась кот-лотурбинная энергетическая установка: четвертый отсек представлял собой два котельных, а пятый — два машинных отделения. В этих же отсеках имелись камбуз, столовая личного состава, хлебопекарня и другие бытовые и вспомогательные помещения, а в ограждении надстройки

— трехтрубный поворотный торпедный аппарат. Шестой отсек предназначался для главных электродвигателей, 4 торпедных аппаратов с 22 запасными торпедами и двух минных труб с 56 минами заграждения. Переборки между третьим и четвертым, а также между пятым и шестым отсеками представляли собой коробчатую конструкцию, внутренняя полость которой заполнялась котельной или питьевой водой: таким образом разработчик хотел повысить пожароустойчивость третьего и шестого отсеков в случае возгорания в котельных или машинных отделениях. За ограждением рубки располагался герметичный ангар с гидросамолетом.

После признания в принципе возможности создания больших подводных лодок с усиленным артиллерийским и авиационным вооружением, стало необходимым определится в целесообразности наличия таких кораблей в составе отечественного флота. Чтобы прийти к какому-то выводу надо разобраться в том, что такое изначально подводная лодка тех времен. С момента своего появления она, фактически, была миноносцем, у которого в ущерб скорости появилась возможность повысить свою боевую устойчивость и скрытность выхода в атаку за счет погружения под воду. Лиши ее последнего качества и она станет просто плохим миноносцем, который вряд ли выдержит противоборство со своим классическим аналогом. Собственно британская "Х-1" и была попыткой создать подводную лодку способную вступить в артиллерийский бой с эскадренным миноносцем того времени. Однако нужно признать, что эта попытка закончилась неудачей, так как уже к середине тридцатых годов эсминцы явно превосходили "Х-1" по всем основным элементам. Отсюда можно сделать вывод, что погружаемый (подводный) корабль любого класса всегда будет хуже своего надводного аналога, так как за способность уходить под воду необходимо чем то расплачиваться. А значит для подводной лодки перспективным может быть только всемерное развитие ее подводных элементов, к чему однозначно пришли в середине Второй мировой войны немцы, а после нее и все остальные ведущие военно-морские державы. Таким образом, словосочетания "подводный линкор" "подводный авианосец" и "подводный крейсер" в предложениях С.А Базилевского носили условное значение и по сути речь шла о трех проектах больших подводных лодок которые правильнее было бы назвать по существовавшей тогда классификации "эскадренными" или "крейсерскими". Под "эскадренными" понимались подводные лодки, предназначенные для действий в боевые порядках группировок тяжелых артиллерийских кораблей. Такие подлодки должны были, прежде всего, обладать большими скоростями надводного хода для совместного с ними перехода морем — к остальным элементам никаких специфических требований не предъявлялось. Современное понятие "крейсерская подводная лодка" появилось чуть позже и под ним понималась способность подводной лодки крейсировать, то есть действовать на коммуникациях противника. Такие подлодки должны были обладать большой дальностью плавания и автономностью, большим запасом оружия. Скорость надводного хода должна была позволять им догонять транспорты противника, для чего вполне было достаточно 17—20 узлов. Рассматривая элементы подлодок С. А. Базилевского можно сказать, что они все же скорее "крейсерские", чем "эскадренные'. Однако последним не нужна такая высокая скорость надводного хода, а значит и вся затея с котлотурбинной энергетической установкой оказалась излишней. Не нужна таким подлодками артиллерия калибра 305 мм, так как 150-мм снаряд достаточно эффективен по небронированный цели, но в минуту шесть орудий калибра 150 мм выпустят 30 снарядов, а три 305-мм — только три. С учетом вероятности попадания одного снаряда в цель можно сказать, что подводный крейсер быстрее потопит судно, чем подводный линкор. Уж совсем абсурдна идея крейсерской подводной лодки, главным оружием которой является самолет. При всей эффективности последнего при действиях по надводным целям, ограниченное количество авиационного топлива не позволит использовать самолет в течение всего времени пребывания подлодки в морс. Другое дело, что применение подводных линейного корабля или авианосца может быть целесообразным против удаленных отдельных береговых объектов, но столь специфическая боевая задача была совершенно не характерна для советского военно-морского флота. По всей вероятности в 1935 г. в стенах Военно-морской академии был проведен схожий анализ, в результате которого признали целесообразным сконцентрировать в дальнейшем усилия конструкторской мысли на создание крейсерских подводных лодок, но отнюдь не подводных крейсеров.

Дальнейшее развитие отечественного и мирового подводного кораблестроения, а также опыт Второй мировой войны полностью подтвердили выводы сделанные в 1935 г. Практически к подводным крейсерам пытались вернуться лишь немцы и японцы. В Германии в предвоенные годы проектировали подводные лодки III и XI серий. Первая должна была стать прямой наследницей подводных крейсеров Первой мировой войны, а вторая в определенной степени повторяла идею британской "Х-1". Учитывая опыт боевого применения подводных крейсеров в Первой мировой войне, для этих кораблей в 1939 г. создали специальный самолет "Arado-231-VI". Он размещался в цилиндре диаметром 2 м. но на его подготовку к вылету требовалось 10 минут! От III серии отказались еше на этапе проектирования в пользу IX серии — при более слабом артиллерийском вооружении она обладала большей дальностью плавания и лучшими маневренными качествами в надводном положении. Правда, III серию хотели реанимировать путем приспособления ее для транспортировки штурмовых ботов или малых торпедных катеров, но никто не смог ответить зачем нужно такое дорогое удовольствие. На постройку подводных лодок XI серии в 1939 г. даже выделили средства, однако до закладки дело не дошло из-за сомнительности в практической целесообразности наличия кораблей такого типа, да и начавшаяся война потребовала массовой постройки торпедных лодок, так что стало не до экстравагантных идей. Кстати, германские подводные лодки все же получили летательные аппараты, но ими стал не самолет, а привязной змей-автожир "Foke-Achgclis Fa-330 Bachstclzc". Этот аппарат весил вместе с пилотом около 200 кг. и изготовлялся серийно с 1943 г. Посте всплытия подводной лодки разобранный змей-автожир извлекался из двух металлических пеналов на верхней палубе и собирался. Пилот занимал свое место, с помощью сжатого воздуха раскручивался винт, подлодка развивала максимальный ход и змей-автожир взлетал на кабель-тросе длиной 150 м на высоту около 120 м. Все это занимало всего 7 минут. Разборка аппарата на палубе осуществлялась за 2 минуты, а вот его спуск с максимальной высоты мог занять более 10 минут, что ставило подводную лодку в очень опасное положение в случае обнаружения самолета или подводной лодки противника. По этой причине змеи-автожир применялся исключительно редко и только в Индийском океане. Однако при этом были отмечены случаи встречи германских лодок с японскими авианесущими, когда они совместно применяли свои летательные аппараты. В начале 1944 г. немцы выпустили опытную партию "Bachstelze Fa-336" с двигателем, т. е. по сути вертолетов. Это значительно улучшило его летные характеристики и боевые возможности, но одновременно увеличило время на подготовку к запуску, которое теперь не уступало аналогичному показателю для уже отвергнутого "Arado-231-Vr. В сентябре 1944 r."Fa-336" успешно прошел все испытания и фирма получила заказ на изготовление этих машин, однако их производство сорвал саботаж на французских заводах "Сюд-Эст".

В японском флоте напротив подводные крейсера все же появились. К ним официально относились подлодки проектов Junsen, что обозначает "подводный крейсер": "J-1" ("1-1" — "1-4"), "ММ" Г1-5", "J-2" ("1-6"), "J-3" ("1-7" и "1-8"). Вполне соответствуют понятию подводный крейсер подводные лодки-радиоретрансляторы типа "А1" ("1-9" — "1-11") и штабная подводная лодка типа "А2" ("1-12"). К подводным крейсерам можно отнести крейсерские подводные лодки типа "ВГ П-15", "1-17", "1-19", "1-21", "1-23" "1-25" — "1-39"), типа "С Г ("1-16", "1-18", "1-20", "1-22", "1-24"), типа "ВЗ" ("1-54", "1-56" и "I-58"). Правда в ходе войны многие из них прошли различные модернизации и переделки, в результате которых они теряли то свою артиллерию, то гидросамолеты. Кроме этого в составе японского флота имелись подводные лодки-авианосцы, главным оружием которых являлись гидросамолеты. К ним относятся модернизированные еще в ходе постройки крейсерские подводные лодки типа "AM" (новая "1-1" и "1-13"; "1-14" и "1-15" — не достроены) авианесущие подводные лодки специальной постройки типа "Sto" ("1-400" — "1-402"; "1-403", "1-404" и "I-405" — не достроены).

Японцы также взяли за основу германский проект. Орудия на их подводных лодках располагались открыто и вступать в артиллерийский бой с боевыми кораблями они не собирались. Однако сами подводные силы японского флота ориентировались прежде всего на борьбу именно с крупными кораблями, и задача по нарушению коммуникаций противника перед ними практически не стояла. Таким образом, для артиллерии подводных крейсеров как бы не оказалось целей, Зато Тихоокеанский театр военных действий изобиловал большим количеством отдельных береговых объектов, расположенных на отдельных островах, нанесение ударов по которым надводными кораблями или авиацией было связано или риском больших потерь, или ценность этих объектов просто не стало от эти объекты и стали главными целями для артиллерии японских подводных крейсеров. Всего за время войны они около полусотни раз обстреливали всевозможные береговые объекты от побережья США (районы Лос-Анжелоса и Санта—Барбары) до Австралии.

В частности, обстрелу подвергались базы гидроавиации на о. Хауленд, Бсйкср и в бухте Гра-циоза на Соломоновых островах; сталелитейный завод в Ньюкасле; нефтеперегонный завод в Го-лети (Калифорния); база американских подводных лодок в Астории; аэродром Эспириту-Санто. Военное значение этих акций было незначительным, но панику среди местного населения они несколько раз вызвали.

Первой японской подлодкой получившей на вооружение самолет стал в 1931 г. подводный крейсер "1-5". Самолет находился в сложенном состоянии в ангаре цилиндрической формы, в который имелся доступ в подводном положении. В 1933 г. "1-5" оснастили пневматической катапультой, но только в 1936 г. японский флот получил серийный самолет специально спроектированный л.1ч применения с подводных лодок. Им стал "Watanabc E9W1", получивший официальное обозначение "Тип 96" (всего до 1938 г. изготовили 35 экземпляров). Он мог находиться в воздухе почти 5 часов. К началу Второй мировой войны "Watanable E9W1" окончательно устарел, и в 1940 г. на вооружение японского флота поступает гидросамолет "Yokosuka E14YI", имевший официальное обозначение "Тип 0" (всего построено 126 экземпляров). Его отличительной чертой, кроме всего прочего, стала способность нести 60 кг бомб, а без второго члена экипажа даже до 300 кг. Самолеты именно этого типа приняли активное участие в боевых действиях на Тихом океане. Так, бортовой гидросамолет с "1-7" произвел последнюю разведку перед нанесением знаменитого удара по Псрл-Ха-бору, а с "1-5" — зафиксировал результат этого удара. С февраля 1942 г. японцы приступили к нанесению бомбовых ударов. Бомбардировкам самолета с "1-25" в феврале—марте подверглись города Австралии и Новой Зеландии — Сидней, Мельбурн, Хаботр (о. Тасмания). Веллингтон, Окленд.а также Сува на о. Фиджи. 31 мая самолет с "1-10" осуществил доразведку бухты Диего-С уа рос на о. Мадагаскар, на основании данных которой была осуществлена успешная атака судов сверхмалыми подводными лодками. 30 августа вновь отличились "1-25": ее гидросамолет сбросил две 76-кг зажигательные бомбы на территорию штата Орегон — это единственный случай бомбардировки континентальной части Сое-диненных Штатов Америки за всю Вторую мировую войну. Не все вылеты бортовых самолетов проходили гладко. Например при втором вылете на бомбардировку штата Орегон летчик заблудился в сумерках и его спасло лишь плохое техническое состояние "1-25": она оставляла за собой мощный масляный след. 19 октября 1943 г. система противолодочный обороны Перл-Харбора не позволила "1-36" приблизиться к базе ближе 300 км, и командир принял решение послать свой самолет с этой дистанции. Однако учитывая, что реальная дальность полета полностью снаряженного "Yokosuka E14Y1" не превышала 550 км, то все понимали, что обратно он не вернется. Так и получилось: летчик доложил о диспозиции кораблей в бухте и больше на связь не выходил. 25 ноября "1-19" все-таки подошла и Мерл-Харбору на дистанцию менее 150 км и выпустила свой самолет на разведку. Самолет свою кшчу выполнил, но пока он летал его подотку потопил американский эсминец. В 1945 г. на вооружение подводных авианосца типа "1-400" и двух переоборудованных "1-1" и "1-13" поступили катапультные бомбардировщики торпедоносцы "Aichi М6А Seiran" (всего было выпушено 28 экземпляров). Эти подводные лодки планировалось использовать аля вывода из строя Панамского канала. Подготовка операции началась в начале 1945 г. и проводилась с исключительной тщательностью. Для этих цепей даже были построены макеты шлюзов канала. Однако военная обстановка все ухудшалась и эффектная, но уже не самая актуальная боевая задача все откладывалась. В это же время подводные лодки были очень необходимы для борьбы с американским флотом вторжения. В конечном итоге операцию по выводу из строя Панамского канала решили провести, но попутно решить еше ряд других задач. В частности, бортовые самолеты должны были провести воздушную разведку и нанести удар по выявленным объектам атолла Улити. С этой целью "1-13", "1-1", "1-400" и "МОГ стали перебазироваться на о. Трук. На переходе к этому острову авианосная авиация потопила"!-13". Силами бортовых Aichi М6А Sdran" оставшихся подводных лодок 25 августа планировался удар по Улити, а затем подводные авианосцы должны были направиться к Панаме. При этом "1-1" обратно как бы не ждали: вернуться в базу ей элементарно не хватаю топлива, а дозаправка в морс планом оперший не предусматривалась — все заправщики уже были уничтожены.6 августа "1-1". "1-400" и "1-401" вышли в море и трудно предсказать чем мог закончиться этот вояж, но 16 августа пришел приказ о капитуляции и возвращении в базу, а 20 августа поступил приказ об уничтожении "Aichi М6А Seiran" и их выбросили за борт.

Реализация в Советском Союзе концепции крейсерских подводных лодок вылилась в создание подлодок типа "К". Характерной чертой этих кораблей наряду с мощным артиллерийским вооружением было наличие минно-балластной цистерны с оборудованным в ней минно-постановочным устройством, рассчитанным на 20 мин типа "ЭП-36". Таким образом, сохранилась национальная идея о необходимости применения минного оружия на коммуникациях противника, но не в ущерб запасу торпед. При этом отработанный в отечественном флоте способ постановки мин в подводном положении по типу лодки "Краб" в данном случае не подходил. Во-первых, он не позволял придать корме оптимальные с точки зрения ходкости обводы, а во-вторых, исключал возможность размещения кормовых торпедных аппаратов. Поэтому предложили разместить мины на минных рельсах в два ряда в балластной цистерне, расположенной в прочном корпусе под центральным постом и сбрасывать их прямо под киль через два специальных люка. Перемещение мин по рельсам осуществлялось посредством электролебедки, а сбрасывание — вручную, с помощью рукоятки, выведенной в специальный пост управления. Данный способ позволял улучшить остойчивость корабля и осматривать мины в походе, однако периодическое смачивание и осушение мин и минно-постановочного устройства при погружении и всплытии подлодки приводило к усиленной коррозии, и могло вызвать засорение подвижных частей механизмов. Кроме этого определенные опасения вызывала безопасность сбрасывания мин в сравнительно узкий люк перпендикулярно потоку воды, а также не исключалось самопроизвольное вываливание мин. Для всесторонней проверки предлагаемой концепции минно-балластной цистерны ею оборудовали подводную лодку "Форель" типа "Барс". Испытания прошли успешно, но эксплуатация "катюш" в боевой обстановке подтвердила имевшиеся опасения — было отмечено несколько случаев отказа минно-постановочного устройства из-за деформации минных дорожек и заклинивания мин в люке В ходе испытаний головных лодок типа "К" выявился еще один опасный момент. Заполнение цистерны № 14 производилось прямо через минные люки и если их заедало, то поступление в нес воды значительно запаздывало по сравнению с другими цистернами главного балласта, а это могло привести не только к нулевой, но даже и к отрицательной остойчивости. Однако, несмотря на имеющиеся недостатки, подводные лодки типа "К" хорошо зарекомендовали себя в ходе Великой отечественной войны. Применяли они и свое мощное артиллерийское вооружение, хотя определенное злоупотребление им закончилось трагически.

3 декабря 1941 г. подводная лодка Северного флота "К-3" успешно атаковала четырьмя торпедами и потопила транспорт противника, шедший в охранении сторожевого корабля и двух сторожевых катеров. Однако при уклонении от контратакующего противника "К-3" ударилась о грунт и легла на глубине 83 м. Поскольку противник продал жал бомбить подводную лодку, появилось предположение, что в результате касания дна повреждена одна из топливных цистерн и вытекающее топливо демаскирует положение корабля. В этой ситуации командир капитан-лейтенант К. И. Малофссв и старший на борту командир дивизиона капитан 2 ранга М. И. Гаджиев приняли решение всплыть и, пользуясь преимуществом в артиллерийском вооружении и скорости надводного хода, оторваться от преследования. Маневр удался блестяще: в результате семиминутного боя противолодочный корабль "Uj-1706" был потоплен, a "Uj-1416" и "Uj-1403" — повреждены и бежали вглубь фьорда (израсходовано 39 100мм и 47 45-мм снарядов). Причем сама "К-3" пал учила лишь незначительные осколочные повреждения легкого корпуса и надстройки. Сама идея применения артиллерийского оружия против противолодочных кораблей так понравилась М.И. Гаджиеву, что подводные лодки его дивизиона, а это были "Катюши", в 1941 и 1942 гг. еще неоднократно вступали в артиллерийский бой пока 12 мая 1942 г. не произошло то, что должно было произойти. В этот день "К-23" под командованием капитана 3 ранга Л. С. Потапова, старшим на борту опять был командир дивизиона после потопления торпедами транспорта вступила в артиллерийский бой с двумя кораблями охранения. В результате получила повреждения прочного корпуса и одного главного двигателя, что лишило ее способности погружаться и развинлп» полный ход. Остальное было делом техники — на другой день "К-23" была обнаружена в надводном положении и потоплена авиацией. После этого случая подводные лодки в артиллерийский бой с боевыми кораблями не вступали. Всячески избегали артиллерийского противоборства с боевыми кораблями и подводные лодки иностранных государств. Таким образом, опыт Второй мировой войны подтвердил несостоятельность идеи создания артиллерийской подводной лодки, предназначенной для боя в надводном положении с боевыми кораблями противника. Гораздо более широко артиллерия подводных лодок применялась против береговых объектов. Причем, зачастую хля этих целей привлекались не "подводные крейсера", а средние или даже малые подводные лодки. Так, на Черном море германская подлодка II серии из 20-мм орудия пыталась вывести из строя железнодорожное полотно на приморском участке в районе Сочи. Особую активность в действиях против береговых объектов немецкие подводники проявили в Советском Заполярье. Для этих целей использовались средние подводные лодки серии VI 1С имевшие на вооружении одно 88-мм орудие. Первой у берегов Новой Земли проявила себя "U-601". 27 июля 1942 г. она вошла в бухту у м. Кармакулы и с дистанции около 900 м уничтожила артиллерийским огнем стоящие там на якоре два гидросамолета типа "ГСТ". Затем огонь был перенесен на поселок, где за 40—45 минут, выпустив около 100 снарядов, сожгла три дома и два склада, 25 августа того же года "U-255" подвергла обстрелу полярную станцию на м. Желания. В результате сгорела метеостанция, жилой дом, дом летчиков, склад и было повреждено здание метеостанции. Через два дня 28 августа "U-209" к западу от м. Русский Заворот выпустила 50—60 снарядов по радиостанции Хо-довариха, незначительно повредив жилой дом и баню. Последней в 1942 г. подверглась 8 сентября обстрелу с "U-251" полярная станция на о. Уединения. 11 сентября 1941 г. вновь была попытка уничтожить полярную станцию на м. Желания, однако на этот раз берег ответил одним выстрелом 122-мм полевой пушки и тремя выстрелами 45-мм орудия. Этого было достаточно, чтобы германская подводная лодка погрузилась и ушла из района. 18 сентября "U-711" в Карском морс подошла к о. Правды и артиллерийским огнем сожгла полярную станцию вместе с радиоаппаратурой и всеми документами. 24 сентября эта же подводная лодка сожгла другую полярную станцию в заливе Благополучия. Но наиболее значительную операцию провели немецкие подводники 25 сентября 1943 г., когда с подошедших к полярной станции на м. Стерлсгова "U-711", "U-739" и '11-957" высадился десант в количестве 25 человек и захватил се. Все находившихся на ней 5 полярников были захвачены в плен (еще одного десантники пленили несколько позже). Подводники пробыли на берегу почти двое суток и все это время пытались с помощью захваченного советского радиста получить сведения о ледовой обстановке и движении караванов судов по Северному морскому пути. В целом это им удалось, так как у советского командования возникало беспокойство лишь после 28 сентября, когда германский десант уничтожив полярную станцию и, забрав пленных (одному при посадке на лодки удалось бежать в тундру), уже вернулся на свои корабли. Британские подлодки применяли свою 102-мм артиллерию исключительно в Средиземном морс. Американцы 8 раз обстреливали береговые объекты на Тихом океане, причем в семи случаях использовался 127-мм калибр, а 2 июля 1945 г. подлодка "Barb" нанесла удар по сооружениям на о. Кайхо реактивными неуправляемыми снарядами. Это первый случай применения ракетного оружия с подводных лодок. Известно 24 случая применения японских подводных лодок против берега. В том числе имели место совместные артиллерийские удары двух и даже трех лодок. Советские подводные лодки к обстрелу побережья занятого противником привлекались только в 1941 и 1942 гг. Один случай имел место на Балтике, когда с 28 октября по 6 ноября "С-7" обстреливала в ночное время железнодорожные станции Иевс (44 100-мм и 92 45-мм снарядов) и Вайвара (54 100-мм снарядов), завод Ассри (30 100 мм снарядов), города Нарва (40 100-ммс нарядов) и Нарва-Йыэсу (31 100-мм и 90 45-мм снарядов), селение Тойла (22 100-мм снарядов) Вес остальные обстрелы побережья выполнялись на Черном морс. Впервые это произошло в районе Евпатории 26 октября 1941 г., где город обстреляла "С-31". Впоследствии дважды обстреливалась Ялта, один раз — Алушта, один раз — войска под Севастополем и т. д. — всего 18 стрельб. Из них 11 выполнила "Л-5" под командованием капитан-лейтенанта А.С. Жданова. Эта подлодка в феврале — марте

1942 г. в течение более 20 суток находилась в районе Судака и периодически обстреливала строительство береговых укреплений на западной окраине Судака и воинские подразделения на дорогах. Причем 8 стрельб были выполнены днем и почти всегда при противодействии 45- и 76-мм артиллерии противника. Как видно, и здесь применялись отнюдь не подводные крейсера. Правда, 25 октября 1941 г. из Кронштадта в Нарвский залив выходила эскадренная подводная лодка "П-2" под командованием капитан-лейтенанта И.П. Попова для обстрела Нарвы и нескольких близлежащих железнодорожных станций. Однако при дифферентовкс из-за безграмотных действий командира БЧ-5 и командира корабля подлодка получила большой дифферент на нос, разлился электролит, вышла из строя часть механизмов и "П-2" вернулась в базу, не выполнив боевую задачу. Анализируя деятельность советских подводных лодок по обстрелу береговых объектов можно сказать, что их эффективность была крайне мала и, как правило, в основном при этом страдало гражданское население. Скорее всего подводные лодки с крупнокалиберной артиллерией не нашли бы широкого применения для действий по берегу. Исключением, возможно, могла стать Япония. Кстати, как отмечалась выше, это единственная страна, которая пыталась реализовать концепцию подводных авианосцев. Но и там они, практически, создавались под конкретную операцию — разрушение шлюзов Панамского канала.

Таким образом, вывод ученых Военно-Морской Академии о нецелесообразности создания подводных лодок с усиленным артиллерийским и авиационным вооружением подтвердился практикой боевых действий Второй Мировой войны и оставался актуальным вплоть до начала пятидесятых годов, когда возникла идея вооружения подводных лодок управляемым ракетным оружием.

Как уже отмечалось выше, опыт Второй мировой войны показал целесообразность применения именно крейсерских подводных лодок, а, отнюдь, не подводных крейсеров. Главным объектом их поражения в годы войны стали в первую очередь транспортные суда противника. Боевые корабли, как правило, подвергались атаке лишь в ходе проведения целенаправленных операций или когда они своими действиями препятствовали решению главной задачи — потоплению транспортов. С этим подводники и закончили боевые действия и начали мирную жизнь. Однако так уж устроено человечество — если нет чумы или войны, так вроде как и не живем, и, завершив горячую, люди придумали холодную войну. Это значит, что начался новый виток вооружений, в том числе военно-морских. В то время мало кто мог себе это позволить: центр цивилизации — Европа — лежал в руинах. По этой причине всерьез созданием новых подводных лодок занялись лишь Соединенные Штаты Америки, с большими ограничениями это могла себе позволить Великобритания. Их оппонентом стал Советский Союз. Все три морские державы пошли своим путем, но было нечто, что их объединяло. Это нечто ... побежденная Германия!

Германию, по крайней мере в двадцатом веке, отличал величайший уровень технологий. Практически не было реальных технических задач, которые не могла бы решить германская промышленность. Ярким примером тому может служить тот факт, что у большого количества послевоенных образцов военной техники всех стран победительниц хорошо просматриваются "германские уши". Но было несколько областей военной техники, где Германия буквально была впереди планеты всей. Прежде всего это подводные лодки и ракетное оружие. Здесь все страны-победительницы не просто приняли к сведению германские достижения, а занялись настоящим плагиатом. В частности, Великобритания в подводном судостроении сосредоточилась на освоении газовых турбин Вальтера, на большее до поры до времени у нес просто не было средств. США и СССР подошли к освоению германского наследства более многопланово, тем более, что на то у них появились веские причины — они стали потенциальными противниками. Это влекло за собой один очень существенный момент: для того, что бы воевать нужно иметь возможность наносить друг по другу удары. Практически кроме авиации в то время этого сделать никто не мог. хотя немцы показали другой путь — ракеты. Сухопутные войска обеих стран-победительниц сразу после войны начали испытание и освоение германских ракет "V-Г и "V-2", однако сравнительно малый радиус действия требовал доставки их к территории противника. И опять немцы подсказали... В ходе войны у них была аналогичная "проблема" с США. И они разработали проект стартового контейнера с ракетой "V-2" буксируемого подводной лодкой XXI серии. Замысел свой они реализовать не успели, но идея совмещения подводной лодки и ракеты лежала на поверхности. Поскольку в Америке германские крылатые ракеты на тот момент были лучше освоены, то с них и начали, приняв на вооружение аналог "V-Г" под обозначением "Loon". Ее экспериментальные пуски проводились с переоборудованной серийной подводной лодки типа "Balao" под названием "Susk". Задачу по размещению и запуску крылатой ракеты решили по аналогии с самолетами: летательный аппарат размешали в водонепроницаемом цилиндре на верхней палубе за ограждением боевой рубки, а пуск осуществляли с эстакады похожей на катапульту с помощью пороховых стартовых агрегатов. Запуск ракеты проводился из надводного положения, прицеливание — подводной лодкой: она ложилась на курс обратный пеленгу стрельбы. После ряда стрельб, проведенных в 1948—49 гг., американцы пришли к выводу, что идея перспективная, но морально устаревшая во всех отношениях ракета не обеспечивает решения боевых задач, и далее ее применяли с борта "Susk" только в качестве мишени. Следующим этапом стало принятие армией США на вооружение в 1952 г. новой крылатой ракеты "Regulus 1". Эта ракета создавалась как "сухопутная", и поэтому ее применение с кораблей имело ряд ограничений, главным из которых являлся надводный старт, а это занимало около 10 минут. Кроме этого "Regulus I", в отличие от "Loon" имела радиокоманднос телеуправление, то есть после старта ракеты подводная лодка не могла погружаться, а должна была осуществлять контроль траектории полета ракеты и, при необходимости, ее корректировку радиокомандами. В результате подлодка должна была находиться в надводном положении еще около 10 минут. Применение телеуправления являлось вынужденным, так как на том этапе развития техники оно обеспечивало точность наведения вдвое большую, чем инерциальные системы управления наподобие той, что имелась на "Loon". Впрочем, проблему точности попадания ракеты в цель до конца решить не удавалось. Во-первых, сама подводная лодка знала свое место с большой погрешностью, суточная "невязка" вне видимости берега могла достигать 8—10 миль. Во-вторых, при дальности полета "Regulus I" до 800 км на высоте до 12000 м. подводная лодка могла наблюдать за ней, а значит и управлять ею до дальности чуть более 120 км. В 1953 г. американцы переоборудовали подводную лодку "Tunny" типа "Gaio" в носителя ракет "Regulus I". Все технические решения повторяли "Susk". однако стало ясно, что этот путь себя исчерпал. Мало того, что он не обеспечивал требуемую точность применения крылатых ракет, боекомплект самих ракет признали не соответствующим размерам корабля. Кроме этого, в ходе испытания стало проявляться разрушающее воздействие "форса" огня более мощных стартовых агрегатов на элементы корпуса. Все это вызвало появление первых подводных лодок-ракетоносцев специальной постройки. Ими стали вступившие в строй в 1958 г. "Grayback" и "Growler". Боекомплект ракет на них удвоился, и теперь они располагались в носовой части в двух контейнеpax. закрытых надстройкой в виде полубака. Такое решение явно улучшило мореходные качества подводных лодок и условия старта ракет в свежую погоду. Запуск ракет, как и раньше, осуществлялся с пусковой установки с постоянным углом возвышения, но теперь она имела горизонтальное наведение, что позволяло выбирать во время старта такой курс, при котором подводную лодку меньше всего заливало. Проблему точности наведения ракеты на цель решали сразу по трем направлениям. Во-первых, системой телеуправления ракетой в полете оснастили еше около десяти подводных лодок не являющихся носителями "Regulus Г. Эти подлодки выстраивались цепочкой между кораблем-носителем и объектом удара, который обычно выбирался в прибрежной зоне, при этом последняя подводная лодка занимала позицию в видимости берега и таким образом определяла свое место с требуемой точностью. После старта ракеты в сторону цели она последовательно передавалась на управление всем кораблям цепочки, а последняя подводная лодка наводила ее точно на цель. Второе и третье направления нужно рассматривать вместе. Одно из них заключалось в модернизации системы управления ракетой, которое стало включать телеуправление на начальном отрезке траектории и автономное управление на последующем. Другое направление заключалось в оснащении подводной лодки инерциальным навигационным комплексом, что позволяло ей знать свое место после длительного плавания с требуемой точностью. Появление ядерных силовых установок, естественно, повлекло за собой желание придать подводным лодкам-ракетоносцам новое качество, и американцы заложили новую атомную подводную лодку "Halibut", которая вошла в строй в 1960 г. Здесь пять крылатых ракет с приборами их контроля и предстартовой подготовки размешались в отдельном отсеке прочного корпуса объемом около 1500 м3, в чем-то напоминавшего ракетный погреб надводного корабля. Над верхней палубой возвышался лишь обтекаемый "горб", в котором находился верхний люк трубы подачи ракеты на пусковую. Эти лодки создавалась уже под новую ракету "Regulus П", однако ее так и не приняли на вооружение. Причина — значительно меньшая эффективность нанесения ракетного удара по территории противника крылатыми ракетами по сравнению с новым поколением баллистических.

В тс же годы аналогичные работы шли в Советском Союзе. Начало было практически одинаковым, с той лишь разницей, что мы не стали экспериментировать с трофейной "V-1", а сразу сориентировались на отечественные, но, как и в Америке, эти крылатые ракеты были сухопутными. Впрочем, все относительно. Проектирование первой ракетной подводной лодки проекта "П-2 началось в 1949 г. Ее компоновка предусматривала места для трех взаимозаменяемых блоков оружия, они могли устанавливаться или одновременно, или в разной комбинации. В первом блоке размещались четыре баллистические ракеты "Р-Г, являвшиеся копией германской "V-2". Второй блок нес 17 модифицированных крылатых ракет 10Х "Ласточка" разработки КЬ Челомея и являвшимися развитием германской "V-1". Третий блок вмещал три сверхмалых подводных лодки. Крылатые ракеты длиной 8 м и весом 3,5 т хранились со снятыми консолями и хвостовым оперением. Запуск должен был осуществляться с направляющей длиной 20 м и имевшей наклон 80—120 с помощью трех пороховых стартовых агрегатов. Один из них крепился к ракете, а два к стартовой тележке, которая улетала за борт. Пульсирующий воздушно-реактивный двигатель обеспечивал ракете скорость около 180 м/с и дальность полета около 240 км. В целом проект признали не реалистичным и от него отказались. Главная причина заключалась в том, что существующими на тот момент средствами было невозможно обеспечить требуемой стабилизации подводной лодки или стартового стола. По этой причине в том же 1949 г. началась разработка проекта 624. По замыслу эта подводная лодка должна была нести девять крылатых ракет фирмы Лавочкина с прямоточным воздушно-реактивным двигателем. Длина ракеты достигла 9 м, вес 3,2 т, а дальность пролета составляла около 300 км. Они находились с сложенными крыльями в двух контейнерах, расположенных побортно вдоль корпуса лодки. Все операции по подаче и запуску ракет осуществлялись в надводном положении и включали раскрытие и закрепление консолей крыла, раскрутку гироскопических приборов и ввод данных в автопилот. Старт был возможен при волнении моря до 2 баллов, хотя все понимали, что такого волнения в открытом море просто не бывает. Несмотря на то, что проект был утвержден, от него вскоре отказались, так как появились альтернативные крылатые ракеты, более подходившие для размещения на подводной лодке. Но сначала имел место рецидив: в 1952 г. опять вернулись к модификации "Ласточки" — 10ХН. Вопрос продвинулся так далеко, что для натурных испытаний выделили подводную лодку "К-51" военной постройки (к тому времени она имела новое обозначение "Б-5"). Техническое решение было стандартным: цилиндр-контейнер для хранения ракеты, стартовая ферма длиной 30 м под постоянным углом около 14°. стартовая тележка с твердотопливными ракетными ускорителями. Проблему, по которой отклонили проект "П-2". здесь уже учли: автопилот ракеты отрабатывал углы крена до 30°, учитывал дифферент похюдки до 4° и сам так включал цепь стрельбы, чтобы старт произошел при прохождении палубы горизонта по килевой качке. Однако, как было отмечено выше вес эти работы стали не актуальными в связи с разработкой новых "морских" крылатых ракет. Другим новшеством по сравнению с "П-2" были складывающиеся крылья ракет. Точнее сначала ракета вообще хранилась без крыльев и только на пусковой установке их устанавливав на место (тот же путь прошли и палубные самолеты подводных авианосцев).

Такими ракетами стали "П-10'* фирмы Бери-ева и "П-5" фирмы Чсломся. Бериев пошел по проторенной дорожке и создал уже ставший традиционным комплекс крылатых ракет, включавших саму ракету, водонепроницаемый ангар и пусковую установку. Предполагалось в качестве носителей ракет, точнее одной ракеты, использовать переоборудованные подводные лодки проекта 611. Разработка проекта П-611 началась в 1955 г., когда уже плавала американская "Tunny" и явно была худшим ее вариантом. Главным, не поддающимся коррекции недостатком "ангарного" размещения крылатых ракет, унаследованным еще от тех времен, когда там хранили самолеты, было безумно большое время нахождения подводной лодки в надводном положении. Требовалось какое-то радикальное, революционное решение, и его нашел Чсломей. Он так же поместил свою ракету П-5 в водонепроницаемый контейнер, но этот контейнер служил одновременно и пусковой установкой, крылья ракеты раскрывались при выходе сс из контейнера автоматически. Сравнительно небольшие размеры стартового комплекса (хтина контейнера около 12 м, а диаметр "в свету" — 1,65 м) позволил применять в качестве носителя средние подводные лодки пр.613 «проект П-613). После погрузки ракет в базе их дальнейшее обслуживание в морс не предусматривалось, все операции по предстартовой подготовке, подъему контейнера на угол старта 15°, открытию крышек осуществлялись дистанционно. Таким образом, сам процесс старта, хоть и производился из надводного положения, но занимал минимально технически возможное время. Сама ракета имела автономную систему управления, включавшую в себя автопилот и барометрический высотомер и, таким образом, сразу после старта иод-водная лодка могла погрузиться. Главными недостатками этих крылатых ракет, а точнее всего комплекса подлодка-ракета, традиционно, как и у американцев, оставались надводный старт и относительно низкая точность стрельбы. Надводный старт в то время считался явлением совершенно нормальным, а что касается точности, то пути сс повышения также были хорошо известны — создание более совершенных автопилотов для ракеты и специальных навигационных комплексов для носителей. Первый путь реализовали в П-5Д внедрением доплсровского измерителя пройденного расстояния (раньше стоял обыкновенный временник) и сноса относительно курса. Если П-5 обеспечивала попадание в круг радиусом 3 км, то для П-5Д эта характеристика улучшилась в несколько раз. Кроме этого, ракета получила радиовысотомер, что обеспечило высоту полета над уровнем моря 250 м. Что касается лодочных навигационных комплексов, то фактически они появились гораздо позже. Впрочем, не надо забывать, что применение крылатых ракет по береговым целям, как нами, так и американцами изначально предполагало использование ядерной боевой части, в частности, для П-5 мощностью 650 кт. Естественно зона ее поражения перекрывала ошибки наведения самой ракеты.

Крылатая ракета П-5 стала первой принятой на вооружение в отечественном подводном флоте. В качестве ее носителей применялись подводные лодки пр.644 и пр.665. Все 12 кораблей этих проектов были переоборудованы из подлодок пр.613. Принципиально они отличались друг от друга схемой размещения ракет. В пр.644 использовались два контейнера, которые традиционно разместили за ограждением рубки. Пуск ракеты производился в корму, для чего контейнеры поднимались на угол старта. В пр.665 четыре контейнера размещались в ограждении рубки и имели постоянный угол возвышения для старта прямо по курсу. Такое расположение стартового комплекса необходимо признать гораздо более рациональным, чем у американской "Grayback". Третьим носителем П-5, и первым специально под них спроектированным, стал пр.659. Это была качественно новая подводная лодка. Во-первых, она была атомной. Во-вторых, ее оснастили навигационным комплексом "Сила". В-третьих, контейнеры разместили побортно под палубой. Перед пуском ракет они подымались на угол старта. В этом плане компоновка также была более удачна в сравнении с американской "Halibut".

Развитием П-5 стала унифицированная с ней по контейнеру ракета П-7. которая имела дальность стрельбы 1000 км, высоту полета 100 м и улучшенную точность стрельбы. Ее испытания прошли успешно, однако в 1965 г. все работы свернули — как и американцы мы пришли к выводу, что на том уровне развития техники наиболее перспективным оружием для нанесения ядерных ударов по территории противника является баллистическая ракета.

Так в США возник и зачах новый подкласс подводных лодок — носителей крылатых ракет. Их трудно отнести к подводным крейсерам в понимании времен Второй мировой. Скорее они являлись наследниками британского подводного монитора и японских подводных авианосцев. Но в Советском Союзе их история получила свое продолжение, и теперь речь пойдет об истинных подводных крейсерах. Дело в том, что американцы на том этапе вообще потеряли всякий интерес к крылатым ракетам, так как советский ВМФ в то время не стоил того, чтобы изобретать новые средства поражения, а вот в Советском Союзе эти работы продолжили. На то были объективные причины. Логическая цепочка тут выстраивалась приблизительно следующим образом... Наряду с баллистическими ракетами и самолетами стратегической авиации, территории СССР реально могли достичь самолеты авианосной авиации, которые к тому же являлись носителями ядерного оружия. Бороться с этой угрозой гораздо рациональнее было не путем уничтожения средствами ПВО самих самолетов, а их носителя — авианосца. По опыту прошедшей войны успешно бороться с ними могли лишь авиация и подводные лодки. Причем, первые делали это успешнее, так как постоянно маневрирующий и хорошо охраняемый авианосец мог "подставиться" подводной лодке только случайно. Но у нас отсутствовали свои авианосцы, и мы могли рассчитывать только на самолеты берегового базирования, а это значит, что, когда авианосец противника войдет в зону действия береговой авиации, то он одновременно достигнет рубежа подъема своей авиации. Ситуация получалась патовой, даже с некоторым преимуществом авианосца, так как он знал направление угрозы и мог соответствующим образом построить свою систему ПВО, а вот береговой авиации его нужно было еще найти. Одним словом, авианосец требовалось уничтожить гораздо .ia.it. шс от своего побережья, чем это могла сделать авиация берегового базирования того времени. Оставались только подводные лодки, но традиционного торпедного оружия тут было явно недостаточно. Вот тогда родилась идея вооружить их противокорабельными ракетами и поставить перед ними ту боевую задачу, ради которой еще четверть века назад строили исключительно линейные крейсера и те же авианосцы. Воистину линейные силы, но уже не главная ударная подводного, а всего военно-морского флота! И идея полностью состоялась. Первыми на вооружение поступили крылатые ракеты с надводным стартом П-6. Ее носителями стали дизельные подводные лодки пр. 651, а затем атомоходы пр.675. Контейнеры на этих кораблях размещались попарно побортно под палубой и перед пуском поднимались на угол старта. Опыт боевой службы показал, что подводные лодки, вооруженные П-6. вполне могут нанести внезапный удар по авианосцу. Со временем усиливалась система обороны американских авианосцев, совершенствовалась и ракета, вслед за П-6 появились ее значительно улучшенные варианты П-500 "Базальт" и П-1000 "Вулкан". Постепенно под них переоборудовали подводные лодки пр. 675. Однако все они имели один существенный недостаток, который к семидесятым годам стал уже неприемлем — надводный старт и телеуправление ракетой в полете. Это заставляло подводную лодку находиться на поверхности более 10 минут, что делало неизбежным ее обнаружение, а, значит, и высокую вероятность уничтожения. Эту проблему можно было решить только путем создания крылатых ракет с подводным стартом, имеющим систему управления АУ+СН (автономное управление + самонаведение). И такие ракеты впервые в мировой практике были созданы в Советском Союзе! Ими стали "Аметист", П-120 "Малахит" и П-700 "Гранит". Теперь в борьбу с авианосным соединением противника могла вступить специально созданная группировка подводных лодок, где, как у эскадр надводных кораблей Второй мировой войны, существовали свои отряды и своеобразное разделение труда. Подводные лодки пр.670 вооруженные "Аметистами" с дистанции 80 км наносили внезапные удары по кораблям противоракетного барьера и противолодочным поисково-ударным группам дальнего охранения авианосцев. Подводные лодки пр. 670М с ракетами П-120 наносили удары с дистанции 120 км по ближнему охранению авианосцев и, наконец, подлодки пр.949 наносили главный удар по самому авианосцу ракетами П-700. Восьмидесятые годы были звездным часом подводных крейсеров, такого "почетного наложения в обществе" они еще никогда не занимали. Возможный успех был столь очевиден, что практически все страны, строящие подводные лодки, стали принимать на их вооружение противокорабельные крылатые ракеты. В основном это американская "Гарпун" и французская "Экзосст", запускаемые из штатных торпедных аппаратов.

В это же время появляется второе дыхание у крылатых ракет предназначенных для поражения наземных целей, таких как американская "Тамахок" и отечественная "Гранат". За счет применения современнейших технологий точность попадания таких ракет в цель измеряется в метрах. Это позволило применять их хля поражения точечных береговых целей обычной боевой частью. Однако подводные лодки оснащенные такими ракетами вряд ли уже можно отнести к подводным крейсерам, они стали просто подводной стартовой платформой.

Отходят в прошлое советские противокорабельные крылатые ракеты большой дальности вместе со своими носителями — нам уже не до американских авианосцев, а другие с ними связываться и раньше не собирались. По видимому эра "линейных сил подводного флота" завершилась навсегда!

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ГЕРМАНСКИХ ПОДВОДНЫХ КРЕЙСЕРОВ

Элементы / тип подлодки "1-139" -L-I42 151" I I) "47" XI
1 Водоизмещение, т: - нормальное налволнос нормальное полволное 1930 2480 2160 2770 1510 1870 3800 4500 4100 2740 3630
2. Размеры, м:

- длина наибольшая

- ширина наибольшая

92 9 97.5 9.1 65 8.9 125 10.5 110

11.25

114.79 9.5
3. Главные механизмы: - тип установки дизель-эле к три ческа я
- число дизелей

- суммарная мощность, л.с

- число электродвигателей

- суммарная мощность, л.с.

- число винтов

.1.1I1.H 1011.ШИЛ, i

2

3500 2

1780

2 450

2

6000 2

26(H) 2

2 800

2 800

2

285

4

2400 2

ЗМН) 2

2 6000

2 3800

2 450

2 220(1

2

2200 2

164

4. Скорость хода, узлы:

- надводная

- подводная

17.7 8,1 17.5 8.5 12.4 5.3 25 9.5 18 9 23.25 7
Дальность плавания, ми.п.            
- надводная скоростью хода 22.7 узла

- надводная скоростью хода 10 ухтов

- надводная скоростью хода 8 ухтов

12630 20000 13200 4000 24000
- надводная скоростью хода 5.5 ухта

- подводная скоростью хода 4.5 ухта

- подводная скоростью хода 3 ухта

- подводная скоростью хода 2 vxia

53 70 25000 65 - 80 129
6 Время погружении, с 30 30        
7. Вооружение, чисто: - 533-мч носовых ТА           4
- 533-мм кормовых ТА

- 500-мм носовых ТА

4 4 2 4 4 2
- 500-мм кормовых ТА

- 500-мм бортовых ТА

- торпед

- 150/45 АУ

- 127/45 АУ

- 88/30 зсн. АУ

- 37/80 зсн. АУ

- 20/65 зсн. А У

- гидросамолетов

2

19 2

2

2

19

2

2 1

19

2

2

2

3 или 4 1

2 4 30 4

2

12

2x2

2 1 1

8. Экипаж, чел. 62 96 104 100 110
9. Год вступления в строй :"!\ . 1917-18 а  
10 Всего было и строю (постройке), ед. 3 <37) 7 - -  

Дополнительные данные: "U-155" — "U-157" не имели 88-мм орудий.

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ БРИТАНСКИХ И ФРАНЦУЗСКИХ ПОДВОДНЫХ КРЕЙСЕРОВ

Элементы / тип подлодки "К" м "Х-Г "SurcouP
1. Водоизмещение. т:

- нормальное налволнос

- нормальное подводное

1780 2450 1650 1950 2565 3660 2SS0 4300
2. Размеры, ч

- длина наибольшая

- ширина наибольшая

103.6 8.6 90,2 7,5 107 9,1 110 9
3. Главные механизмы: котлотурбинно-хтектрическая дизель-электрическая
- тип установки

- чисто паровых турбин

- чисто паровых котлов

- чисто дизелей

- суммарная мощность, л.с.

- чисто электродвигателей

- суммарная мощность, л.с.

- число винтов

• запас топлива, т

2 2 2

10000

2 1400

2 300

2

2400 2

1600 2 76

2

6000

2 2600

2

2 7600

2 3400

2

4. Скорость хода, ухты:

- надводная

- подводная

23.5 9.5 14

8.5

18.5 9 18 10
5. Дальность плавания, миль:

- надводная скоростью хода 13.5 ухпа

- надводная скоростью хода 10 ухтов

- подводная скоростью хода 2 ухта

3000 3840   12000

37

6. Вооружение, число:

- 550-мм торпедных аппаратов

- 533-им торпедных аппаратов

- 450-мм торпедных аппаратов

- 400-мм торпедных аппаратов

- торпед

- 305/35 АУ

- 203/50 АУ

- 132/. АУ

- 102/40 АУ

- 76/45 зен. АУ

- 37/60 зен. АУ

- гидросамолетов

8 10

2 1

4

i 1

1 на "М-2"

6

2x2

6 2

1 х 2

2 1

7. Экипаж, чел. 48 65 12) 109
8. Год вступления в строй 1916-1917 1918-1920 1923 1432
9. Всего было в строю, сд. 17 3 1 1

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ АМЕРИКАНСКИХ ПОДВОДНЫХ КРЕЙСЕРОВ

Элементы / тип подлодки "V-4" "V-5"
1. Водоизмещение, т:

- нормальное надводное

- нормальное подводное

2710 4080 2730 3960
2. Размеры, м:

- длина наибольшая

- ширина наибольшая

109 10,3 106 10,1
3. Главные механизмы:

- тин установки

- число дизелей

- суммарная мощность, л.с.

- чисто электродвигателей

- суммарная мощность, л.с.

- чи.,\:о НИН гон

дизель-эле

2 3175

2 2400

2

«трическая

2

5450 2

2540 2

4. Скорость хода, узлы:

- надводная

- iio.iho.iiiay:

14.6 8 17 8.5
5. Дальность плавания, миль:

- надводная скоростью хода 10 узлов

- подводная скоростью хода 2 узда

   
6. Вооружение, число:

- 533-мм носовых торпедных аппаратов

- 533-мм кормовых торпедных аппаратов

- торпед

- 152/53 АУ

- мин

- гидросамолетов

4

2

60 1

4

2

14

2

7. Экипаж, чел. 86 К9
8. Год вступления в строй 192* 1930
9. Всего было в строю, ед. 1 2

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ЯПОНСКИХ ПОДВОДНЫХ КРЕЙСЕРОВ

Элементы / тип подлодки "1-5 ■1-9" ■1-13" "1-15" "1-16" "1-400"
1. Водоизмещение, т:

- нормальное надводное

- нормальное но.шоднос

2080 2921 2434 4149 2620 4762 2198 3654 2184 3561 3530 6560
2. Размеры, м:

- длина наибольшая

- ширина наибольшая

94.06 9.06 112 9.55 113,7 11,7 106,9 9.3 106,9 9.1 102.1 12
3. Главные механизмы:

- тип установки

- число дизелей

- суммарная мощность, л.с.

- число электродвигателей

- суммарная мощность, л.с.

- число винтов

2

6000

2 2600

2

2

12400

2 2400

2

дизель-эле 2

4400

2 600

2

ктрическая 2

12400

2 2000

2

2

12400 2

2000 2

4 7700

2 2400

2

4. Скорость хода, узлы:

- надводная

- подводная

18 8 23.5 8 16.7 5.5 23.6

8

23.6 8 18,7 6.5
5. Дальность плавания, миль:

- надводная скоростью хода 16 узлов

- надводная скоростью хода 14 узлов

- надводная скоростью хода 10 узлов

- подводная скоростью хода 3 узла

24000

60

16000 60 21000 60 14000 96 14000 6(» 37500 60
6. Глубина погружения, м 80 100 100 100 100 100
7. Вооружение, число:

- 533-мм носовых торпедных аппаратов

- торпед

- 140/50 АУ

- 25/60 зен. АУ

- гидросамолетов

- катапульт

6 20 2

1 1

6

18

1

2

1

1

6 12 1 7 2 1 6

17

1

2

1

1

8 20 1 2 1 8 20 1

10

3

1

8. Экипаж, чел. 93 95 108 101 101 144
9. Год вступления в строй 1 93 1 1939-41 1944 1939-42 1941 42 1944
10. Всего было в строю, ед. 1 3 2 20 5 3

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК БАЗИЛЕВСКОГО И МАЛИНИНА

Элементы / подклассы подлодок линкор авианосец Базилевского крейсер крейсер Малинина
1 Водой зчещение, т:

— надводное

— подводное

6900 9315 7500 10125 6400 8640 4770 6700
2. Запас плавучести. % 35 35 35 46.5
3. Размеры, м:

— длина наибольшая

— ширина наибольшая

— осадка средняя

— диаметр прочного корпуса наибольший

185 13.5 5.5 7,65 195 13.7 5.8 7.8 185 13 5.5 7,5 143 12 5.45
4. Главные механизмы:

— тип установки

— число паровых турбин

— число паровых котлов

— суммарная мощность, л.с

— число дизелей

— суммарная мощность, л.с.

— число электродвигателей

— суммарная мощность, л.с.

— число групп аккумуляторных батарей

— число элементов в группе

— число винтов

КС

2 4

35000 2

2000 2

4400 2 60 2

тлотурбинная + д

2 4

80000

2 2000 2

9000 4 60

2

1зель-элсктричсск

2 4

70000

2 2000

2 8000

4

60

2

я

2 2

20000 2

2000 2

2900 8

2

5. Скорость максимального хода, узлы:

— надводная под турбинами

— надводная под дизелями - подводная

24 14 9 30 13.5 9 30 14 11 25 10 10
6. Дальность плавания, миль:

— надводная скоростью максим, хода

— надводная скоростью хода 27 узлов

— надводная скоростью хода 21 узел

— надводная скоростью хода 14 узлов

— надводная скоростью хода 8 узлов

— подводная скоростью максим, хода

— подводная скоростью хода 7.5 узла

— подводная скоростью хода 5 узлов

— подводная скоростью хода 3 узла

1500

3900 20000

9 15

125

1000 2500

20000

9 15

180

1000 2500

20000

И

200

1740

25000 25

125

7. Глубина погружения, м:

— рабочая

— предельная

125 150 125 150 125 150 60
8. Время заполнения ЦГБ, с: 30 30 30 60
9. Время продувания ЦГБ, с: 600 600 600 300
10. Вооружение, число:

— 533-мм носовых ТА

— 533-мм кормовых ТА

— 533-мм ТА палубных поворотных

— 533-мм ТА палубных траверзных

— 533-мм торпед

— мин

— 300/40 динамо-реактивных АУ

— 300-мм выстрелов

— 150/40 динамо-реактивных АУ

— 150-мм выстрелов

— 130/55 АУ

— 130-м.м выстрелов

— 100/50 зен. АУ Минизини

— 100-мм выстрелов

— 45/46 АУ "21 -К"

8 4

30 56 3 х 1 300

2x2 1000

6

4

30 56

2x2 1000

10

4

6

120 56

3x2 600

7 х 1

4

2

4

28

2x2+1x1 1000 2x2 800

  45-мм выстрелов _ _ 3500
бомбардировщики 4
истребители-разведчики 3 12 1  
разведчики  
11 Бронирование, мм 75 75
2. Автономность, суток 200 200 200 180

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДИНАМО-РЕКАКТИВНЫХ И НАРЕЗНЫХ ОРУДИЙ

Основные характеристики 305-мм АУ 152-мм АУ
ДРП нарезное ДРП нарезное
1. Начальная скорость снаряда, м/с 700 762 600 823
2. Дальность стрельбы, км 20 23,5 15 17.6
3 Вес снаряда, кг 250 470,9 30 47.3
' - —

4. Вес качающейся части АУ. кг

8000 84200 2000 10150
5 Скорострельность, выстр./мин 1 1.8 5  

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БОРТОВЫХ ГИДРОСАМОЛЕТОВ

Самолет, страна, год Мощность двигателя, л.с. Вес. кг Скорость км/час Дальность полета, км Потолок м Экипаж, чел. Вооружение
W-20. Германия, 1918 80 568 118 100 1000 1 -
LFGbV19. Германия, 1918 80 690 180   360 1 -
"Пэто-2".

Британия,

1928

170 886 185   3200 2 -
MB-35. Франция, ! 025 120 765 163   4200 1 -
МВ-411,

Франция,

1934

120 1050 185 650 1000 2 -
Ar-231-Vl. Германия, 1936 160 1050 180 500 300 1 -
e9w1.

Япония, 1935

350 1250 233   6750 2 1 пул.
EI4Y1, Япония, 1939 340 1450 246 880 5420 2 1 пул . 60 кг

бомб

м6а1,

Япония. 1943

1300 4553 480 2400 10000 2 1 пул., 300 кг бомб или 1 торпеда
СПЛ.

СССР. 1934

100 879 186 400 5400 1 -

ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК — НОСИТЕЛЕЙ КРЫЛАТЫХ РАКЕТ ДЛЯ СТРЕЛЬБЫ ПО БЕРЕГУ

Элементы / подлодки Tunny" "Gravback" пр.644 пр.665 'Halibuf пр.659
1. Водоизмещение, т:

- нормальное надводное

- нормальное подводное

1816 2425 2240 2935 1160 1430 1490 1660 3850 5000 3731 4920
*----—*—-—1- —

2. Размеры, м:

- длина наибольшая

- ширина наибольшая

95 8.2 95,1 8,2 76 6,6 76 6.7 106.7 9 111.2 9,2
3. Главные механизмы:

- тип установки

- число ядерных реакторов

- суммарная мощность, л.с.

- число дизелей

- суммарная мощность, л.с.

- чисто электродвигателей

- суммарная мощность, л.с.

- чисто винтов

2

го он

2 2750 2

дизель-эле 2

5500 2

2

ктрическая 2

4000

2 2700

2

2

4000

2 2700

2

яде

1

6600 2

пая

2

35000 2

4. Скорость хода, узлы:

- надводная

- подводная

17.8 9 20 18 16

10.5

14.5 1 1 15 20 24
5. Вооружение, число:            
- КР П-5 или П-5Л   А 2 4 л 6
- КР "Regulus"

- 533-мм носовых ТА

А 4

6

7

4 4 5 2 4
- 533-мм кормовых ТА   L     £ ?
- 400-мм кормовых ТА            
6. Экипаж, чел. 81 67 55 58 97 88
7. Год вступления в строй 1953 1958 1959 1960 1960 1960
8. Всего было в строю, ед. 1 2 6 6 1 6

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КРЫЛАТЫХ РАКЕТ ДЛЯ СТРЕЛЬБЫ ПО БЕРЕГУ

Характеристика / КР, страна, год V-1. Германия. 1943 Regulus 1, США, 1955 П-5 СССР. 1959
1. Стартовый вес, кг 3602 6600 5200
2. 1 пи и IR4' Гчччюи 'i;u-i;i. к: ФБЧ. 700 ЯБЧ или ФБЧ. 1300 ЯБЧ или ФБЧ, 1000
3. Дальность стрельбы, км 320 800 574
4. Высота полета, м 5000 12000 400
5. Скорость полета, м/с 160 264 345
6. Длина, м 7,6 9,7 11.2
7. Диаметр корпуса, м 0,82 1.4 0.9
8. Размах крыльев, м 5.3 6.3 2.5
9. Тип маршевого двигателя ПуВРД ТРД ТРД
10. Система управления АУ АУ+ТУ АУ
11. Тип пусковой установки паровая катапульта. 72 v направляющая балка контейнер

ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫХ КРЫЛАТЫХ РАКЕТ

Характеристика / ИКР. страна, год Гариум США. "1977 Экзосет Фр., 19 П-120 СССР. 1972 11-6

СССР. 1964

П-500 СССР. 1975 П-700 СССР, Томахок США. 1980
1. Стартовый вес. кг 667 660 3200 5200 4800 7000 1360
2. Тип и вес боевой части, кг ОБЧ. 227 ОБЧ. 150 ЯБЧ или ОЬЧ. 500 ЯБЧ или ОБЧ. 930 ЯБЧ или ОБЧ. . ЯБЧ или ОБЧ. 750 ОБЧ, 454
3. Дальность стрельбы, км 150 50 120 450 550 550 463
4 Высота полета до захвата пели ГСП. м 40 15 60 постоянный набор до 7000 5000   15
5. Высота полета после захвата цели ГСП, м 15 3 60 100 50   5
6 Скорость полета, м/с <М> 280 300 305 (0.9) 347 (1.3) 830 (2) (2.5i 240
7. Длина, ч 4.6 5.2 8,84 10.8 12.4 10 6.4
8. Диаметр корпуса, м 0.34 0.35 0,8 0.9 0.88 0.85 0.53
9. Размах крыльев, м     2.5 2.5 2.6 2.6  
10. Тип маршевого двигателя ТРД ттд ТТЛ ТРД ТРД ТРД ТРД
11. Система управления АУ+СН АУ+СН АУ+СН АУ+ТУ+СН АУ+ТУ+СН АУ+СН АУ+СН
12. Тип пусковой установки ТА ТА К 1 КТ КТ КТ |ТА или КТ
13. Вил старта подводный надводный подводный